The Message

1 Kings 18

11-2 A long time passed. Then God’s word came to Elijah. The drought was now in its third year. The message: “Go and present yourself to Ahab; I’m about to make it rain on the country.” Elijah set out to present himself to Ahab. The drought in Samaria at the time was most severe.

3-4 Ahab called for Obadiah, who was in charge of the palace. Obadiah feared God—he was very devout. Earlier, when Jezebel had tried to kill off all the prophets of God, Obadiah had hidden away a hundred of them in two caves, fifty in a cave, and then supplied them with food and water.

5-6 Ahab ordered Obadiah, “Go through the country; locate every spring and every stream. Let’s see if we can find enough grass to keep our horses and mules from dying.” So they divided the country between them for the search—Ahab went one way, Obadiah the other.

Obadiah went his way and suddenly there he was—Elijah! Obadiah fell on his knees, bowing in reverence, and exclaimed, “Is it really you—my master Elijah?”

“Yes,” said Elijah, “the real me. Now go and tell your boss, ‘I’ve seen Elijah.’”

9-14 Obadiah said, “But what have I done to deserve this? Ahab will kill me. As surely as your God lives, there isn’t a country or kingdom where my master hasn’t sent out search parties looking for you. And if they said, ‘We can’t find him; we’ve looked high and low,’ he would make that country or kingdom swear that you were not to be found. And now you’re telling me, ‘Go and tell your master Elijah’s found!’ The minute I leave you the Spirit of God will whisk you away to who knows where. Then when I report to Ahab, you’ll have disappeared and Ahab will kill me. And I’ve served God devoutly since I was a boy! Hasn’t anyone told you what I did when Jezebel was out to kill the prophets of God, how I risked my life by hiding a hundred of them, fifty to a cave, and made sure they got food and water? And now you’re telling me to draw attention to myself by announcing to my master, ‘Elijah’s been found.’ Why, he’ll kill me for sure.”

15 Elijah said, “As surely as God-of-the-Angel-Armies lives, and before whom I take my stand, I’ll meet with your master face-to-face this very day.”

16 So Obadiah went straight to Ahab and told him. And Ahab went out to meet Elijah.

17-19 The moment Ahab saw Elijah he said, “So it’s you, old troublemaker!”

“It’s not I who has caused trouble in Israel,” said Elijah, “but you and your government—you’ve dumped God’s ways and commands and run off after the local gods, the Baals. Here’s what I want you to do: Assemble everyone in Israel at Mount Carmel. And make sure that the special pets of Jezebel, the four hundred and fifty prophets of the local gods, the Baals, and the four hundred prophets of the whore goddess Asherah, are there.”

20 So Ahab summoned everyone in Israel, particularly the prophets, to Mount Carmel.

21 Elijah challenged the people: “How long are you going to sit on the fence? If God is the real God, follow him; if it’s Baal, follow him. Make up your minds!”

Nobody said a word; nobody made a move.

22-24 Then Elijah said, “I’m the only prophet of God left in Israel; and there are 450 prophets of Baal. Let the Baal prophets bring up two oxen; let them pick one, butcher it, and lay it out on an altar on firewood—but don’t ignite it. I’ll take the other ox, cut it up, and lay it on the wood. But neither will I light the fire. Then you pray to your gods and I’ll pray to God. The god who answers with fire will prove to be, in fact, God.”

All the people agreed: “A good plan—do it!”

25 Elijah told the Baal prophets, “Choose your ox and prepare it. You go first, you’re the majority. Then pray to your god, but don’t light the fire.”

26 So they took the ox he had given them, prepared it for the altar, then prayed to Baal. They prayed all morning long, “O Baal, answer us!” But nothing happened—not so much as a whisper of breeze. Desperate, they jumped and stomped on the altar they had made.

27-28 By noon, Elijah had started making fun of them, taunting, “Call a little louder—he is a god, after all. Maybe he’s off meditating somewhere or other, or maybe he’s gotten involved in a project, or maybe he’s on vacation. You don’t suppose he’s overslept, do you, and needs to be waked up?” They prayed louder and louder, cutting themselves with swords and knives—a ritual common to them—until they were covered with blood.

29 This went on until well past noon. They used every religious trick and strategy they knew to make something happen on the altar, but nothing happened—not so much as a whisper, not a flicker of response.

30-35 Then Elijah told the people, “Enough of that—it’s my turn. Gather around.” And they gathered. He then put the altar back together for by now it was in ruins. Elijah took twelve stones, one for each of the tribes of Jacob, the same Jacob to whom God had said, “From now on your name is Israel.” He built the stones into the altar in honor of God. Then Elijah dug a fairly wide trench around the altar. He laid firewood on the altar, cut up the ox, put it on the wood, and said, “Fill four buckets with water and drench both the ox and the firewood.” Then he said, “Do it again,” and they did it. Then he said, “Do it a third time,” and they did it a third time. The altar was drenched and the trench was filled with water.

36-37 When it was time for the sacrifice to be offered, Elijah the prophet came up and prayed, “O God, God of Abraham, Isaac, and Israel, make it known right now that you are God in Israel, that I am your servant, and that I’m doing what I’m doing under your orders. Answer me, God; O answer me and reveal to this people that you are God, the true God, and that you are giving these people another chance at repentance.”

38 Immediately the fire of God fell and burned up the offering, the wood, the stones, the dirt, and even the water in the trench.

39 All the people saw it happen and fell on their faces in awed worship, exclaiming, “God is the true God! God is the true God!”

40 Elijah told them, “Grab the Baal prophets! Don’t let one get away!”

They grabbed them. Elijah had them taken down to the Brook Kishon and they massacred the lot.

41 Elijah said to Ahab, “Up on your feet! Eat and drink—celebrate! Rain is on the way; I hear it coming.”

42-43 Ahab did it: got up and ate and drank. Meanwhile, Elijah climbed to the top of Carmel, bowed deeply in prayer, his face between his knees. Then he said to his young servant, “On your feet now! Look toward the sea.”

He went, looked, and reported back, “I don’t see a thing.”

“Keep looking,” said Elijah, “seven times if necessary.”

44 And sure enough, the seventh time he said, “Oh yes, a cloud! But very small, no bigger than someone’s hand, rising out of the sea.”

“Quickly then, on your way. Tell Ahab, ‘Saddle up and get down from the mountain before the rain stops you.’”

45-46 Things happened fast. The sky grew black with wind-driven clouds, and then a huge cloudburst of rain, with Ahab hightailing it in his chariot for Jezreel. And God strengthened Elijah mightily. Pulling up his robe and tying it around his waist, Elijah ran in front of Ahab’s chariot until they reached Jezreel.

Священное Писание (Восточный перевод), версия с «Аллахом»

3 Цар 18

Ильяс возвращается в Исраил

1Спустя долгое время, на третьем году засухи, к Ильясу было слово Вечного:

– Иди и предстань перед Ахавом, и Я пошлю на землю дождь.

И Ильяс пошёл, чтобы предстать перед Ахавом.

В Самарии был страшный голод, и Ахав призвал Авдия, распорядителя его дворца.

(Авдий почитал Вечного. Когда Иезевель истребляла пророков Вечного, Авдий спрятал сто пророков в двух пещерах – по пятьдесят в каждой – и снабжал их пищей и водой.)

Ахав сказал Авдию:

– Иди по стране ко всем источникам воды и рекам. Может быть, мы сможем найти траву, чтобы прокормить лошадей и мулов, и нам не придётся их убивать.

Они поделили между собой землю, которую собирались обойти, и Ахав пошёл в одну сторону, а Авдий пошёл в другую. Когда Авдий был в пути, ему повстречался Ильяс. Авдий узнал его, пал лицом на землю и сказал:

– Ты ли это, Ильяс, мой господин?

– Я, – ответил он. – Иди, скажи хозяину: «Ильяс здесь».

– Чем я согрешил, – спросил Авдий, – что ты отдаёшь твоего раба в руки Ахава на казнь? 10 Верно, как и то, что жив Вечный, твой Бог, – нет ни такого народа, ни царства, куда мой господин ни посылал бы искать тебя. И всякий раз, когда в том царстве или в народе говорили, что тебя там нет, он брал с них клятву, что они не смогли тебя отыскать. 11 А теперь ты говоришь: «Пойди, скажи хозяину, что Ильяс здесь». 12 Я уйду от тебя, а Дух Вечного унесёт тебя, не знаю куда. Я приду и скажу Ахаву, он тебя не найдёт и убьёт меня. А я, твой раб, чту Вечного с юности. 13 Разве моему господину не рассказывали, что я сделал, когда Иезевель убивала пророков Вечного? Я спрятал сто пророков в двух пещерах, по пятьдесят в каждой, и снабжал их пищей и водой. 14 А теперь ты говоришь мне пойти к моему хозяину и сказать: «Ильяс здесь». Да он меня убьёт!

15 Ильяс сказал:

– Верно, как и то, что жив Вечный, Повелитель Сил, – я непременно предстану сегодня перед Ахавом.

Ильяс и пророки Баала на горе Кармил

16 Авдий отправился навстречу Ахаву и всё рассказал ему. Тогда Ахав пошёл навстречу Ильясу. 17 Увидев его, он сказал:

– Это ты навёл беду на Исраил?

18 – Не я навёл беду на Исраил, – ответил Ильяс, – а ты и дом твоего отца. Вы оставили повеления Вечного и пошли за статуями Баала. 19 Пошли же людей и собери народ со всего Исраила ко мне на гору Кармил. И приведи четыреста пятьдесят пророков Баала и четыреста пророков Ашеры, которые едят со стола Иезевели.

20 Ахав послал известить всех исраильтян и собрал пророков на гору Кармил. 21 Ильяс вышел к народу и сказал:

– Сколько ещё вы будете пытаться усидеть на двух стульях? Если Вечный – это Бог, идите за Ним, а если Баал, то идите за ним.

Народ не отвечал ему ни слова. 22 Тогда Ильяс сказал им:

– Из пророков Вечного остался я один, а у Баала пророков – четыреста пятьдесят человек. 23 Пусть нам приведут двух быков. Затем пусть они выберут себе одного, разрежут его на куски и положат на дрова, но не поджигают их. Я подготовлю другого быка, положу его на дрова, но не подожгу их. 24 И тогда вы призовёте имя вашего бога, а я призову имя Вечного. Бог, Который ответит огнём, и есть истинный Бог.

И весь народ сказал:

– Хорошо.

25 Ильяс сказал пророкам Баала:

– Выберите одного из двух быков и приготовьте его первыми, раз вас так много. Призывайте имя своего бога, но не зажигайте огня.

26 Они взяли быка, которого им дали, и подготовили его. Они призывали имя Баала с утра до полудня.

– Баал, ответь нам! – кричали они.

Но отклика не было, никто не отвечал. И они скакали вокруг сделанного ими жертвенника. 27 В полдень Ильяс начал насмехаться над ними.

– Кричите громче! – говорил он. – Он же бог! Наверное, он задумался, или отошёл по нужде, или путешествует. А может быть, он спит, и его нужно разбудить.

28 Они кричали громче и, по своему обычаю, резали себя мечами и копьями, пока не полилась кровь. 29 Миновал полдень, а они продолжали неистовствовать до времени вечернего жертвоприношения[a]. Но ни отклика, ни ответа, ни отзыва не было. 30 Тогда Ильяс сказал народу:

– Подойдите ко мне.

Они подошли к нему, и он восстановил разрушенный жертвенник Вечного. 31 Ильяс взял двенадцать камней – по числу родов, произошедших от Якуба, которому Вечный сказал: «Твоё имя будет Исраил». 32 Из этих камней он сложил жертвенник во имя Вечного и выкопал вокруг него ров вместимостью в пятнадцать литров[b]. 33 Он разложил дрова, разрезал быка на части и положил его на дрова. 34 Затем он сказал:

– Наполните четыре больших кувшина водой и вылейте её на жертву всесожжения и на дрова.

– Повторите, – сказал он.

И они повторили.

– Сделайте это в третий раз, – сказал он.

И они сделали это в третий раз.

35 Вода лилась вокруг жертвенника и даже наполнила ров. 36 Когда пришло время жертвоприношения, пророк Ильяс подошёл и сказал:

– Вечный, Бог Ибрахима, Исхака и Якуба[c], пусть откроется сегодня, что Ты – Бог в Исраиле, а я – Твой раб и совершил всё это по Твоему слову! 37 Ответь мне, Вечный, ответь мне, чтобы этот народ узнал, что Ты, Вечный, – Бог, и что Ты вновь обращаешь их сердца.

38 Тогда сошёл огонь Вечного и пожрал жертву всесожжения, дрова, камни и почву, и поглотил воду во рву. 39 Увидев это, весь народ пал лицом на землю и закричал:

– Вечный есть Бог! Вечный есть Бог!

40 А Ильяс приказал им:

– Схватите пророков Баала! Смотрите, чтобы ни один не скрылся!

Они схватили их, а Ильяс отвёл их к реке Кишону и там предал их смерти.[d]

Конец засухи

41 Ильяс сказал Ахаву:

– Иди, ешь и пей, потому что вот он, шум ливня!

42 И Ахав пошёл есть и пить, а Ильяс поднялся на вершину Кармила, опустился на корточки и положил своё лицо между колен.

43 – Пойди, посмотри в сторону моря, – сказал он слуге.

Тот пошёл и посмотрел.

– Ничего нет, – сказал он.

Семь раз Ильяс говорил: «Иди снова». 44 На седьмой раз слуга сказал:

– С моря поднимается облако, размером не больше ладони.

Ильяс сказал:

– Пойди и скажи Ахаву: «Запрягай колесницу и поезжай, чтобы тебя не застал дождь».

45 Тем временем небо потемнело от облаков, поднялся ветер, начался сильный ливень, и Ахав поехал в город Изреель. 46 А на Ильяса сошла сила Вечного, и, заправив плащ под пояс, он бежал всю дорогу до Изрееля перед Ахавом.

Notas al pie

  1. 18:29 То есть примерно до трёх часов пополудни (см. Исх. 29:38-41; Чис. 28:3-8).
  2. 18:32 Букв.: «две саты зерна».
  3. 18:36 Букв.: «Исраила». Аллах дал Якубу новое имя – Исраил (см. Нач. 32:27-28).
  4. 18:40 См. Втор. 13:1-5, 12-15; 17:2-7.