Священное Писание (Восточный перевод), версия для Таджикистана

Узайр 8

Список глав семей вернувшихся с Узайром

1Вот главы семейств и родословия тех, кто вышел со мной из Вавилона во время правления царя Артаксеркса:

из потомков Пинхаса – Гершом;

из потомков Итамара – Дониёл;

из потомков Довуда – Хаттуш, сын Шехании;

из потомков Пароша – Закария, и с ним по родословному списку было 150 мужчин;

из потомков Пахат-Моава – Элиегоенай, сын Зерахии, и с ним 200 мужчин;

из потомков Затту – Шекания, сын Иахазиила, и с ним 300 мужчин;

из потомков Адина – Эвед, сын Ионафана, и с ним 50 мужчин;

из потомков Елама – Иешая, сын Аталии, и с ним 70 мужчин;

из потомков Шефатии – Зевадия, сын Микаила, и с ним 80 мужчин;

из потомков Иоава – Авдий, сын Иехиила, и с ним 218 мужчин;

10 из потомков Бани – Шеломит, сын Иосифия, и с ним 160 мужчин;

11 из потомков Бевая – Закария, сын Бевая, и с ним 28 мужчин;

12 из потомков Азгада – Иоханан, сын Аккатана, и с ним 110 мужчин;

13 из потомков Адоникама – последние, чьи имена Элифелет, Иеуил и Шемая, и с ними 60 мужчин;

14 из потомков Бигвая – Утай и Заккур, и с ними 70 мужчин.

Узайр призывает левитов и храмовых слуг к возвращению

15 Я собрал их у реки, которая течёт в сторону Ахавы, где мы разбили лагерь и провели там три дня. Когда я осмотрел народ и священнослужителей, то не нашёл среди них ни одного левита. 16 Тогда я позвал Элиезера, Ариила, Шемаю, Элнафана, Иарива, Элнафана, Нафана, Закарию и Мешуллама, которые были вождями, и учёных – Иоярива и Элнафана, 17 и отправил их к Иддо, вождю в Касифии. Я велел им передать Иддо и его родственникам, храмовым слугам в Касифии, чтобы они привели к нам служителей для дома нашего Бога. 18 Так как милостивая рука нашего Бога была над нами, они привели к нам Шеревию, способного человека, из потомков Махли, сына Леви, сына Исроила, и сыновей и братьев Шеревии – восемнадцать мужчин; 19 и Хашавию, вместе с Иешаей из потомков Мерари, и его братьев и племянников – двадцать мужчин. 20 Они также привели двести двадцать храмовых слуг – группу служителей, которых Довуд и чиновники отдали в помощь левитам. Все они были записаны поимённо.

Подготовка к пути

21 Там, у реки Ахавы, я объявил пост, чтобы мы могли смирить себя перед нашим Богом и попросить Его о безопасном путешествии для нас и наших детей со всем нашим имуществом. 22 Мне было стыдно просить у царя войска и всадников для нашей защиты от врагов в пути, потому что мы уже сказали царю: «Милостивая рука нашего Бога на каждом, кто ищет Его, но Его великий гнев на всех, кто покидает Его». 23 Итак, мы постились и просили нашего Бога об этом, и Он ответил на нашу молитву.

24 Затем я отделил двенадцать главных священнослужителей: Шеревию вместе с Хашавией и десять других из их братьев, 25 и, взвесив, я отдал им пожертвованное серебро, и золото, и предметы, которые царь, его советники, его чиновники и все находившиеся там исроильтяне отдали для дома нашего Бога. 26 Взвесив, я отдал им 23 400 килограммов серебра, серебряных предметов весом в 3 600 килограммов, золота – 3 600 килограммов[a], 27 20 золотых чаш стоимостью в 1 000 золотых монет[b] и два сосуда из лучшей блестящей латуни, ценимой как золото.

28 И я сказал им:

– Вы, также как и все эти предметы, посвящены Вечному. Серебро и золото – добровольные пожертвования Вечному, Богу ваших предков. 29 Бережно храните всё это до тех пор, пока не передадите в хранилище дома Вечного в Иерусалиме, взвесив всё на глазах у главных священнослужителей, левитов и глав семейств Исроила.

30 Затем священнослужители и левиты приняли серебро, и золото, и священные предметы, которые были отданы для того, чтобы их отвезли в дом нашего Бога в Иерусалиме.

Возвращение в Иерусалим

31 В двенадцатый день первого месяца (19 апреля 458 г. до н. э.) от реки Ахавы мы отправились в путь, чтобы дойти до Иерусалима. Рука нашего Бога была над нами, и Он защитил нас от врагов и разбойников в пути. 32 Итак, мы пришли в Иерусалим, где отдыхали три дня.

33 На четвёртый день в доме нашего Бога мы, взвесив серебро, золото и священные предметы, передали их в руки священнослужителя Меремота, сына Урии. С ним был Элеазар, сын Пинхаса, а также левиты – Иозавад, сын Иешуа, и Ноадия, сын Биннуи. 34 Всё было сосчитано по количеству и весу, и в то же время был записан общий вес.

35 Затем пришедшие из плена переселенцы принесли жертвы всесожжения Богу Исроила – двенадцать быков за весь Исроил, девяносто шесть овец, семьдесят семь ягнят мужского пола и двенадцать козлов в жертву за грех. Всё это было принесено в жертву всесожжения Вечному. 36 Они также отдали царские приказы царским сатрапам[c] и наместникам провинции за Евфратом, которые потом оказали поддержку народу и дому Всевышнего.

Footnotes

  1. Узайр 8:26 Букв.: «650… 100… 100 талантов».
  2. Узайр 8:27 Букв.: «1 000 дариков». Золотые чаши весили 8,5 кг.
  3. Узайр 8:36 Персидская империя была поделена на административные области (сатрапии), которыми управляли сатрапы – самый высокий ранг чиновников в империи. Сатрапии в свою очередь состояли из отдельных провинций.

O Livro

Esdras 8

Os chefes de família que voltaram com Esdras

1São estes os nomes e as genealogias dos chefes que me acompanharam desde Babilónia durante o reinado do rei Artaxerxes:

2/14 do clã de Finéias — Gerson;

do clã de Itamar — Daniel;
do sub-clã de David, pertencente ao clã de Secanias — Hatús;
do clã de Parós — Zacarias, e cento e cinquenta outros homens;
do clã de Paate-Moabe — Elioenai (filho de Zeraías) e mais duzentos homens;
do clã de Secanias — (o filho de Jaaziel) e com ele trezentos homens;
do clã de Adim — Ebede (filho de Jónatas) e cinquenta homens;
do clã de Elão — Jesaías (filho de Atalias) e mais setenta homens;
do clã de Sefatias — Zebadias (filho de Micael) com oitenta homens;
do clã de Joabe — Obadias (filho de Jeiel) e duzentos e dezoito homens;
do clã de Bani — Selomite (filho de Josifias) e mais cento e sessenta homens;
do clã de Bebai — Zacarias (filho de Bebai) e vinte e oito homens;
do clã de Azgade — Joanã (filho de Hacatã) e mais cento e dez homens;
do clã de Adonicão — Elifelete, Jeuel e Semaías, mais sessenta homens, que chegaram mais tarde;
do clã de Bigvai — Utai, Zacur e setenta outros homens.

O retorno a Jerusalém

15 Juntámo-nos na margem do rio Aava, e ficámos ali acampados três dias enquanto verificava as listas do povo e dos sacerdotes que iam chegando. Verifiquei assim que não havia nem um só levita que se tivesse apresentado voluntariamente. 16 Então mandei chamar Eliezer, Ariel, Semaías, Elnatã, Jaribe, Elnatã, Natã, Zacarias e Mesulão, líderes levitas; também mandei buscar Joiaribe e Elnatã, que eram sábios. 17 Enviei-os depois a Ido, líder dos judeus em Casifia, para lhe pedir, a ele, aos seus irmãos e aos funcionários do templo, que nos mandassem sacerdotes para o templo de Deus em Jerusalém. 18 E Deus foi bom para connosco! Mandou-nos um homem notável chamado Serebias mais os seus dezoito filhos e irmãos; trata-se de uma pessoa muito inteligente, descendente de Mali, filho de Levi e neto de Israel. 19/20 Deus também fez que se apresentasse Hasabias, e Jesaías (filho de Merari) com vinte dos seus familiares, filhos e irmãos; vieram também duzentos e vinte funcionários do templo. (Estes funcionários do templo eram assistentes dos levitas — tratava-se de uma categoria instituída pela primeira vez pelo rei David.) Todos estes duzentos e vinte homens foram devidamente registados pelos seus nomes.

21/23 Então proclamei um jejum enquanto ali estávamos, à beira do rio Aava, para nos humilharmos perante Deus; e orámos para que nos desse uma boa viagem e nos protegesse, assim como aos nossos filhos e bagagens, durante a deslocação, porque me envergonhei de pedir ao rei soldados a pé e a cavalo para nos acompanharem e nos protegerem dos inimigos durante o caminho. Ao fim e ao cabo tínhamos dito que o nosso Deus protege todos quantos o adoram e a desgraça só vem aos que o abandonam! Por isso jejuámos e implorámos Deus que cuidasse de nós. E ele assim fez.

24/25 Designei doze chefes de entre os sacerdotes — Serebias, Hasabias e dez outros sacerdotes — para se responsabilizarem pelo transporte da prata, do ouro, dos recipientes em ouro e dos outros objectos que o rei e o seu conselho mais os líderes do povo de Israel tinham oferecido para o templo de Deus. 26/27 Pesei o dinheiro quando lho entreguei e contei no total vinte toneladas de prata; avaliei também em três toneladas os vasos de prata e em outro tanto os de ouro. Havia também vinte taças de ouro que pesavam oito quilos. Entreguei-lhes igualmente duas belas taças de bronze, que eram tão preciosas com as de ouro.

28 Consagrei estes homens ao Senhor e depois consagrei os tesouros — o equipamento, o dinheiro e as taças que tinham sido oferecidas voluntariamente ao Senhor Deus dos nossos pais. 29 “Vigiem bem sobre estes tesouros!”, disse-lhes; “terão de os apresentar sem a mínima perda aos sacerdotes e aos chefes dos levitas, assim como aos anciãos de Israel em Jerusalém, onde deverão ser colocados nos cofres do templo.” 30 Os sacerdotes e os levitas aceitaram a responsabilidade daquele transporte até ao templo de Deus em Jerusalém.

31/32 Levantámos o acampamento de junto ao rio Aava no fim de Março e partimos para Jerusalém. Deus protegeu-nos e livrou-nos dos inimigos e dos bandidos durante todo o caminho, tendo chegado sãos e salvos a Jerusalém.

33/34 No quarto dia após a chegada, todo o ouro e a prata e os outros valores foram pesados no templo por Meremote (filho de Urias o sacerdote), por Eleazar (filho de Finéias), por Jozabade (filho de Jesua) e por Noadias (filho de Binuí) — todos eles levitas. Foi passado um recibo por cada coisa entregue, e anotado o peso do ouro e da prata.

35 Após isso toda a gente da nossa companhia ofereceu holocaustos ao Deus de Israel — doze bois por toda a nação de Israel, noventa e seis carneiros, setenta e sete cordeiros, doze bodes em sacrifício pelo pecado. 36 Os decretos reais foram entregues aos seus representantes na terra e aos governadores de todas as províncias a ocidente do rio Eufrates, os quais colaboraram, eles próprios, nos trabalhos de reconstrução do templo de Deus.