Священное Писание (Восточный перевод), версия с «Аллахом»

Суд 19

Левит и его наложница

1В те дни у Исраила не было царя.

Однажды левит, который жил в нагорьях Ефраима, взял себе наложницу из Вифлеема в Иудее. Но она поссорилась с ним[a] и ушла в дом своего отца в Вифлееме, и пробыла там четыре месяца. Её муж отправился к ней, чтобы убедить её вернуться. С ним был слуга и два осла. Она ввела его в дом своего отца, и тот, увидев его, принял с радостью. Тесть левита, отец молодой женщины, убедил его остаться, и он остался у него на три дня, ел, пил и спал там.

На четвёртый день они встали ранним утром, и левит собрался уходить, но отец молодой женщины сказал зятю:

– Сначала подкрепись, а потом пойдёте.

И они вместе сели есть и пить. После этого отец молодой женщины сказал:

– Прошу тебя, останься ещё на ночь и приятно проведи время.

И хотя тот человек встал, чтобы идти, тесть убедил его, и он остался там ещё на ночь. Утром пятого дня, когда он собрался уходить, отец молодой женщины сказал:

– Подкрепись. Подождите до полудня!

И они вместе ели. А когда этот человек вместе со своей наложницей и слугой встал, чтобы уйти, отец молодой женщины сказал ему:

– Смотри, уже почти вечер. Переночуйте здесь, ведь день уже на исходе. Останься и приятно проведи время. А завтра рано утром соберётесь в дорогу, и ты пойдёшь домой.

10 Но не желая оставаться ещё на ночь, этот человек ушёл и направился к Иевусу (то есть Иерусалиму) с двумя навьюченными ослами и наложницей.

11 Когда они были рядом с Иевусом и день уже почти прошёл, слуга сказал своему господину:

– Свернём-ка в этот город иевусеев и заночуем там.

12 Его господин ответил:

– Нет. Мы не свернём в город чужаков, которые не принадлежат к народу Исраила. Мы пойдём дальше к городу Гиве.

13 И добавил:

– Идём, постараемся добраться до Гивы или Рамы и заночевать в одном из этих мест.

14 Они пошли дальше, и когда подошли к Гиве, что в земле Вениамина, солнце уже село. 15 Они завернули туда на ночлег, вошли в город и сели на городской площади, но никто не позвал их в дом переночевать.

16 В тот вечер один старик, который был родом из нагорий Ефраима, но жил в Гиве (а жители этого места были вениамитянами), возвращался с поля после работы. 17 Увидев странника на городской площади, старик спросил:

– Откуда ты и куда идёшь?

18 Он ответил:

– Мы идём из Вифлеема, что в Иудее, в далёкие места нагорий Ефраима, где я живу. Я ходил в Вифлеем, что в Иудее, и теперь возвращаюсь к себе домой[b]. Но никто не позвал меня в свой дом. 19 А у нас есть и солома, и корм для наших ослов, и хлеб с вином для нас самих, твоих рабов, – для меня, твоей служанки и юноши, который с нами. Больше нам ничего не нужно.

20 – Пойдёмте ко мне домой, – сказал старик. – Я сам позабочусь о ваших нуждах. Только не ночуйте на площади.

21 Он привёл его к себе домой и накормил его ослов. А путники, вымыв ноги, стали есть и пить.

22 Пока они приятно проводили время, жители города, порочные люди, окружили дом. Колотя в дверь, они кричали старику, хозяину дома:

– Выведи того человека, который к тебе пришёл, чтобы нам с ним поразвлечься.

23 Хозяин дома вышел к ним и сказал:

– Нет, друзья мои, не поступайте так низко. Ведь этот человек – мой гость, не делайте такой подлости. 24 Смотрите, вот моя дочь-девственница и его наложница. Сейчас я выведу их к вам. Насилуйте их и делайте с ними, что хотите. Но с этим человеком не делайте такой подлости.

25 Но люди не хотели его слушать. Тогда гость вывел к ним свою наложницу. Они насиловали и бесчестили её всю ночь, а когда начало светать, отпустили. 26 На рассвете женщина вернулась к дому, где был её господин, упала у двери и лежала там, пока не рассвело.

27 Когда утром её господин встал, открыл дверь и вышел, чтобы идти дальше, он увидел свою наложницу, лежавшую у двери, и руки её были на пороге. 28 Он сказал ей:

– Вставай, пойдём.

Но ответа не было.[c] Тогда он положил её на осла и отправился домой.

29 Добравшись до дома, он взял нож, разрезал свою наложницу на двенадцать частей и разослал их по всем областям Исраила. 30 Всякий, кто видел это, говорил:

– Такого никогда не видели и не делали со дня выхода исраильтян из Египта до сегодняшнего дня. Подумайте об этом! Посоветуйтесь и скажите, как тут быть!

Footnotes

  1. 19:2 Или: «стала ему изменять».
  2. 19:18 Или: «в дом Вечного».
  3. 19:28 В древнем переводе присутствуют слова: «…потому что она умерла».

The Message

Judges 19

The Levite

11-4 It was an era when there was no king in Israel. A Levite, living as a stranger in the backwoods hill country of Ephraim, got himself a concubine, a woman from Bethlehem in Judah. But she quarreled with him and left, returning to her father’s house in Bethlehem in Judah. She was there four months. Then her husband decided to go after her and try to win her back. He had a servant and a pair of donkeys with him. When he arrived at her father’s house, the girl’s father saw him, welcomed him, and made him feel at home. His father-in-law, the girl’s father, pressed him to stay. He stayed with him three days; they feasted and drank and slept.

5-6 On the fourth day, they got up at the crack of dawn and got ready to go. But the girl’s father said to his son-in-law, “Strengthen yourself with a hearty breakfast and then you can go.” So they sat down and ate breakfast together.

6-7 The girl’s father said to the man, “Come now, be my guest. Stay the night—make it a holiday.” The man got up to go, but his father-in-law kept after him, so he ended up spending another night.

8-9 On the fifth day, he was again up early, ready to go. The girl’s father said, “You need some breakfast.” They went back and forth, and the day slipped on as they ate and drank together. But the man and his concubine were finally ready to go. Then his father-in-law, the girl’s father, said, “Look, the day’s almost gone—why not stay the night? There’s very little daylight left; stay another night and enjoy yourself. Tomorrow you can get an early start and set off for your own place.”

10-11 But this time the man wasn’t willing to spend another night. He got things ready, left, and went as far as Jebus (Jerusalem) with his pair of saddled donkeys, his concubine, and his servant. At Jebus, though, the day was nearly gone. The servant said to his master, “It’s late; let’s go into this Jebusite city and spend the night.”

12-13 But his master said, “We’re not going into any city of foreigners. We’ll go on to Gibeah.” He directed his servant, “Keep going. Let’s go on ahead. We’ll spend the night either at Gibeah or Ramah.”

14-15 So they kept going. As they pressed on, the sun finally left them in the vicinity of Gibeah, which belongs to Benjamin. They left the road there to spend the night at Gibeah.

15-17 The Levite went and sat down in the town square, but no one invited them in to spend the night. Then, late in the evening, an old man came in from his day’s work in the fields. He was from the hill country of Ephraim and lived temporarily in Gibeah where all the local citizens were Benjaminites. When the old man looked up and saw the traveler in the town square, he said, “Where are you going? And where are you from?”

18-19 The Levite said, “We’re just passing through. We’re coming from Bethlehem on our way to a remote spot in the hills of Ephraim. I come from there. I’ve just made a trip to Bethlehem in Judah and I’m on my way back home, but no one has invited us in for the night. We wouldn’t be any trouble: We have food and straw for the donkeys, and bread and wine for the woman, the young man, and me—we don’t need anything.”

20-21 The old man said, “It’s going to be all right; I’ll take care of you. You aren’t going to spend the night in the town square.” He took them home and fed the donkeys. They washed up and sat down to a good meal.

22 They were relaxed and enjoying themselves when the men of the city, a gang of local hell-raisers all, surrounded the house and started pounding on the door. They yelled for the owner of the house, the old man, “Bring out the man who came to your house. We want to have sex with him.”

23-24 He went out and told them, “No, brothers! Don’t be obscene—this man is my guest. Don’t commit this outrage. Look, my virgin daughter and his concubine are here. I’ll bring them out for you. Abuse them if you must, but don’t do anything so senselessly vile to this man.”

25-26 But the men wouldn’t listen to him. Finally, the Levite pushed his concubine out the door to them. They raped her repeatedly all night long. Just before dawn they let her go. The woman came back and fell at the door of the house where her master was sleeping. When the sun rose, there she was.

27 It was morning. Her master got up and opened the door to continue his journey. There she was, his concubine, crumpled in a heap at the door, her hands on the threshold.

28 “Get up,” he said. “Let’s get going.” There was no answer.

29-30 He lifted her onto his donkey and set out for home. When he got home he took a knife and dismembered his concubine—cut her into twelve pieces. He sent her, piece by piece, throughout the country of Israel. And he ordered the men he sent out, “Say to every man in Israel: ‘Has such a thing as this ever happened from the time the Israelites came up from the land of Egypt until now? Think about it! Talk it over. Do something!’”