Священное Писание (Восточный Перевод)

Начало 27

Якуб обманом получает благословение отца

1Когда Исхак состарился, и глаза его так ослабли, что он ничего не видел, он позвал Есава, своего старшего сына, и сказал ему:

– Сын мой!

– Я здесь, – ответил Есав.

Исхак сказал:

– Я уже стар и не знаю, сколько мне ещё осталось жить. Возьми же своё оружие – колчан и лук – и выйди в поле добыть мне дичи. Приготовь мою любимую еду и принеси мне поесть, чтобы я благословил тебя перед смертью.

Рабига слышала, как Исхак говорил со своим сыном Есавом, и когда Есав ушёл в поле, чтобы настрелять и принести дичи, Рабига сказала своему сыну Якубу:

– Я слышала, как твой отец сказал твоему брату Есаву: «Принеси дичи и приготовь мне вкусной еды, чтобы я благословил тебя перед Вечным, прежде чем умру». Слушай же меня внимательно, сын мой, и делай, как я тебе скажу. Пойди к стаду и принеси мне двух лучших козлят, чтобы мне приготовить вкусную еду для твоего отца, такую, как он любит. 10 Потом отнеси её отцу, он поест и благословит тебя перед смертью.

11 Якуб сказал Рабиге, своей матери:

– Но мой брат Есав весь волосат, а у меня кожа гладкая. 12 Что, если отец ощупает меня? Я окажусь перед ним обманщиком и скорее навлеку на себя проклятие, а не благословение.

13 Мать сказала ему:

– Проклятие пусть будет на мне, сын мой, а ты делай, как я говорю: пойди и принеси козлят.

14 Он пошёл, взял козлят и принёс их матери, и она приготовила вкусную еду, такую, как любил его отец. 15 Потом Рабига взяла лучшую одежду своего старшего сына Есава, какая была у неё в доме, и надела на младшего Якуба, 16 а его руки и гладкую часть шеи покрыла шкурами козлят. 17 И она дала своему сыну Якубу вкусную еду и лепёшки, которые приготовила.

18 Он пришёл к отцу и сказал:

– Отец мой.

– Вот я, – ответил тот. – Ты который из моих сыновей?

19 Якуб сказал отцу:

– Я – Есав, твой первенец. Я сделал, как ты сказал. Прошу, приподнимись, сядь и поешь моей дичи, чтобы ты мог благословить меня.

20 Исхак спросил сына:

– Как же ты нашёл её так быстро, сын мой?

– Вечный, твой Бог, даровал мне успех, – ответил он.

21 Исхак сказал Якубу:

– Подойди ближе, чтобы мне ощупать тебя, сын мой, действительно ли ты мой сын Есав или нет.

22 Якуб подошёл ближе к своему отцу Исхаку, который ощупал его и сказал:

– Голос – как голос Якуба, но руки – как руки Есава.

23 Он не узнал его, потому что руки у него были волосатые, как у Есава; и он благословил его.

24 – Действительно ли ты сын мой Есав? – спросил Исхак; и он ответил:

– Да, это я.

25 Исхак сказал:

– Сын мой, поднеси мне твою дичь поближе, и я поем, а потом благословлю тебя.

Якуб дал ему еду, и он поел, принёс вина, и он выпил.

26 Потом его отец Исхак сказал ему:

– Подойди, сын мой, и поцелуй меня.

27 Он подошёл и поцеловал его, и Исхак почувствовал запах его одежды и благословил его, сказав:

– Ах, запах моего сына, как запах поля, которое благословил Вечный. 28 Пусть даст тебе Всевышний от небесной росы и от плодородия земли в изобилии зерна и молодого вина. 29 Да служат тебе племена, и да поклонятся тебе народы. Будь господином над твоими братьями, и да склонятся перед тобой сыновья твоей матери. Да будет проклят проклинающий тебя, а благословляющий да будет благословен.

30 Как только Исхак закончил благословение, и едва лишь Якуб вышел от отца, как пришёл с охоты его брат Есав. 31 Он тоже приготовил вкусной еды и принёс отцу. Он сказал ему:

– Отец, приподнимись, сядь и поешь моей дичи, а потом благослови меня.

32 Его отец Исхак спросил:

– Кто ты?

– Я твой сын, – ответил он, – твой первенец, Есав.

33 Исхак весь задрожал и сказал:

– Кто же был тот, другой, который добыл дичи и принёс мне? Я ел её как раз перед твоим приходом и благословил его – он теперь и будет благословен!

34 Услышав слова отца, Есав громко и горько закричал и сказал отцу:

– Благослови и меня, и меня тоже, отец!

35 Но тот ответил:

– Твой брат пришёл с хитростью и отнял у тебя благословение.

36 Есав сказал:

– Не по праву ли он назван Якубом[a]? Дважды он обошёл меня: взял моё первородство, а теперь и моё благословение! – И спросил: – Не осталось ли у тебя благословения и для меня?

37 Исхак ответил Есаву:

– Я сделал его господином над тобой, и всю его родню отдал ему в слуги, и одарил его хлебом и молодым вином. Что же я могу теперь сделать для тебя, мой сын?

38 Есав сказал отцу:

– У тебя что же, только одно благословение, отец? Благослови и меня, отец мой!

И громко заплакал.

39 Его отец Исхак ответил ему:

– Будет обитание твоё вдали от плодородия земли, вдали от росы небесной свыше. 40 Ты будешь жить мечом и будешь служить своему брату. Но когда ты восстанешь, ты сбросишь его ярмо со своей шеи.

Побег Якуба в Харран к Лавану

41 Есав затаил злобу на Якуба из-за благословения, которое дал ему отец, и сказал себе: «Дни плача по отцу близки – тогда я убью моего брата Якуба».

42 Рабиге передали, что сказал её старший сын Есав, и она послала за младшим сыном, Якубом, и сказала ему:

– Твой брат Есав утешает себя мыслью убить тебя. 43 Мой сын, сделай, как я скажу: немедленно беги в Харран к моему брату Лавану. 44 Поживи у него какое-то время, пока не утихнет ярость твоего брата; 45 когда же его гнев утихнет, и он забудет то, что ты ему сделал, тогда я пошлю сказать тебе, что пора возвращаться. Зачем мне терять вас обоих в один день?

46 Потом Рабига сказала Исхаку:

– Я жизни не рада из-за этих дочерей хеттейских. Если Якуб возьмёт себе в жёны местную женщину, такую вот хеттеянку, как эти, то зачем мне и жить?

  1. 27:36 На языке оригинала наблюдается игра слов: имя Якуб (Яаков) и глагол «перехитрить» (акав).

The Message

Genesis 27

1When Isaac had become an old man and was nearly blind, he called his eldest son, Esau, and said, “My son.”

“Yes, Father?”

2-4 “I’m an old man,” he said; “I might die any day now. Do me a favor: Get your quiver of arrows and your bow and go out in the country and hunt me some game. Then fix me a hearty meal, the kind that you know I like, and bring it to me to eat so that I can give you my personal blessing before I die.”

5-7 Rebekah was eavesdropping as Isaac spoke to his son Esau. As soon as Esau had gone off to the country to hunt game for his father, Rebekah spoke to her son Jacob. “I just overheard your father talking with your brother, Esau. He said, ‘Bring me some game and fix me a hearty meal so that I can eat and bless you with God’s blessing before I die.’

8-10 “Now, my son, listen to me. Do what I tell you. Go to the flock and get me two young goats. Pick the best; I’ll prepare them into a hearty meal, the kind that your father loves. Then you’ll take it to your father, he’ll eat and bless you before he dies.”

11-12 “But Mother,” Jacob said, “my brother Esau is a hairy man and I have smooth skin. What happens if my father touches me? He’ll think I’m playing games with him. I’ll bring down a curse on myself instead of a blessing.”

13 “If it comes to that,” said his mother, “I’ll take the curse on myself. Now, just do what I say. Go and get the goats.”

14 So he went and got them and brought them to his mother and she cooked a hearty meal, the kind his father loved so much.

15-17 Rebekah took the dress-up clothes of her older son Esau and put them on her younger son Jacob. She took the goatskins and covered his hands and the smooth nape of his neck. Then she placed the hearty meal she had fixed and fresh bread she’d baked into the hands of her son Jacob.

18 He went to his father and said, “My father!”

“Yes?” he said. “Which son are you?”

19 Jacob answered his father, “I’m your firstborn son Esau. I did what you told me. Come now; sit up and eat of my game so you can give me your personal blessing.”

20 Isaac said, “So soon? How did you get it so quickly?”

“Because your God cleared the way for me.”

21 Isaac said, “Come close, son; let me touch you—are you really my son Esau?”

22-23 So Jacob moved close to his father Isaac. Isaac felt him and said, “The voice is Jacob’s voice but the hands are the hands of Esau.” He didn’t recognize him because his hands were hairy, like his brother Esau’s.

23-24 But as he was about to bless him he pressed him, “You’re sure? You are my son Esau?”

“Yes. I am.”

25 Isaac said, “Bring the food so I can eat of my son’s game and give you my personal blessing.” Jacob brought it to him and he ate. He also brought him wine and he drank.

26 Then Isaac said, “Come close, son, and kiss me.”

27-29 He came close and kissed him and Isaac smelled the smell of his clothes. Finally, he blessed him,

Ahhh. The smell of my son
    is like the smell of the open country
    blessed by God.
May God give you
    of Heaven’s dew
    and Earth’s bounty of grain and wine.
May peoples serve you
    and nations honor you.
You will master your brothers,
    and your mother’s sons will honor you.
Those who curse you will be cursed,
    those who bless you will be blessed.

30-31 And then right after Isaac had blessed Jacob and Jacob had left, Esau showed up from the hunt. He also had prepared a hearty meal. He came to his father and said, “Let my father get up and eat of his son’s game, that he may give me his personal blessing.”

32 His father Isaac said, “And who are you?”

“I am your son, your firstborn, Esau.”

33 Isaac started to tremble, shaking violently. He said, “Then who hunted game and brought it to me? I finished the meal just now, before you walked in. And I blessed him—he’s blessed for good!”

34 Esau, hearing his father’s words, sobbed violently and most bitterly, and cried to his father, “My father! Can’t you also bless me?”

35 “Your brother,” he said, “came here falsely and took your blessing.”

36 Esau said, “Not for nothing was he named Jacob, the Heel. Twice now he’s tricked me: first he took my birthright and now he’s taken my blessing.”

He begged, “Haven’t you kept back any blessing for me?”

37 Isaac answered Esau, “I’ve made him your master, and all his brothers his servants, and lavished grain and wine on him. I’ve given it all away. What’s left for you, my son?”

38 “But don’t you have just one blessing for me, Father? Oh, bless me my father! Bless me!” Esau sobbed inconsolably.

39-40 Isaac said to him,

You’ll live far from Earth’s bounty,
    remote from Heaven’s dew.
You’ll live by your sword, hand-to-mouth,
    and you’ll serve your brother.
But when you can’t take it any more
    you’ll break loose and run free.

41 Esau seethed in anger against Jacob because of the blessing his father had given him; he brooded, “The time for mourning my father’s death is close. And then I’ll kill my brother Jacob.”

42-45 When these words of her older son Esau were reported to Rebekah, she called her younger son Jacob and said, “Your brother Esau is plotting vengeance against you. He’s going to kill you. Son, listen to me. Get out of here. Run for your life to Haran, to my brother Laban. Live with him for a while until your brother cools down, until his anger subsides and he forgets what you did to him. I’ll then send for you and bring you back. Why should I lose both of you the same day?”

46 Rebekah spoke to Isaac, “I’m sick to death of these Hittite women. If Jacob also marries a native Hittite woman, why live?”