Священное Писание (Восточный Перевод)

Марк 14

Религиозные вожди замышляют убить Ису Масиха

1Через два дня наступал праздник Освобождения и праздник Пресных хлебов[a]. Главные священнослужители и учители Таурата искали удобного случая, чтобы хитростью схватить Ису и убить.

– Только не во время праздника, – говорили они, – иначе народ может взбунтоваться.

Помазание Исы Масиха дорогим ароматическим маслом

Иса в это время был в Вифании, в доме Шимона прокажённого[b]. Он возлежал за столом, когда в дом вошла женщина с алебастровым кувшином очень дорогого ароматического масла, приготовленного из чистого нарда[c]. Отбив запечатанное горлышко, она вылила масло на голову Исы. Некоторые из присутствовавших возмутились.

– Зачем так тратить это дорогое ароматическое масло? Ведь его можно было продать больше чем за триста серебряных монет[d], а деньги раздать нищим, – упрекали они её.

Но Иса сказал:

– Оставьте её, что вы её упрекаете? Она сделала для Меня доброе дело. Потому что нищие всегда с вами, и вы можете делать им добро, когда захотите, а Я не всегда буду с вами. Она сделала, что могла: заранее помазала Моё тело для погребения. Говорю вам истину: во всём мире, везде, где будет возвещена Радостная Весть, будут вспоминать об этой женщине и о том, что она сделала.

Иуда Искариот решает предать Ису Масиха

10 Иуда Искариот, один из двенадцати учеников, пошёл к главным священнослужителям, чтобы предать им Ису. 11 Услышав, для чего он пришёл, они обрадовались и обещали заплатить ему. И Иуда стал искать удобного случая, чтобы предать Ису.

Приготовление учеников к празднику Освобождения

12 В первый день праздника Пресных хлебов[e], когда иудеи закалывали ягнят в память об их освобождении, ученики спросили Ису:

– Куда нам пойти, чтобы приготовить Тебе праздничный ужин?

13 И Он послал двух учеников, сказав им:

– Идите в город, там вы встретите человека, несущего кувшин воды, идите за ним. 14 Скажите хозяину дома, куда этот человек войдёт: «Учитель спрашивает: где Моя комната, в которой Я буду есть праздничный ужин с Моими учениками?» 15 Он покажет вам большую комнату наверху, приготовленную и убранную; там и приготовьте нам ужин.

16 Ученики пошли, вошли в город; и всё произошло так, как им сказал Иса, и они приготовили праздничный ужин.

Последний ужин с учениками

17 Вечером Иса пришёл туда с двенадцатью учениками. 18 Когда они возлежали и ели, Иса сказал:

– Говорю вам истину: один из вас, кто сейчас ест со Мной, предаст Меня.

19 Учеников это сильно опечалило, и один за другим они стали спрашивать Его:

– Но ведь это не я?

20 – Один из двенадцати, – ответил Иса, – тот, кто вместе со Мной обмакивает хлеб в блюдо. 21 Да, Ниспосланный как Человек уходит так, как о Нём сказано в Писании, но горе тому человеку, который предаёт Его! Лучше бы ему вообще не родиться.

22 Когда они ели, Иса взял хлеб и, благословив, разломил его, дал им и сказал:

– Возьмите, это Моё тело.

23 Затем Он взял чашу, поблагодарил за неё Всевышнего и подал им, и они все пили из неё.

24 – Это Моя кровь священного соглашения,[f] проливаемая за многих, – сказал Иса. – 25 Говорю вам истину: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда Я буду пить новое[g] вино в Царстве Всевышнего.

Предсказание об отречении Петира

26 Они спели песни из Забура[h] и пошли на Оливковую гору.

27 – Вы все отступитесь от Меня, – сказал им Иса, – ведь написано:

«Я поражу пастуха,
    и разбегутся овцы»[i].

28 Но когда Я воскресну, то пойду в Галилею и буду ждать вас там.

29 Петир сказал Ему:

– Даже если все Тебя оставят, я никогда этого не сделаю.

30 – Говорю тебе истину, – сказал ему Иса, – в эту ночь, прежде чем петух пропоёт два раза, ты трижды отречёшься от Меня.

31 Но Петир уверял:

– Даже если мне придётся умереть с Тобой, я никогда не откажусь от Тебя.

И все ученики говорили то же.

Молитва в Гефсиманском саду

32 Они пришли на место, называемое Гефсимания, и Иса сказал Своим ученикам:

– Посидите здесь, пока Я буду молиться.

33 С Собой Он взял Петира, Якуба и Иохана. Его охватили ужас и тревога.

34 Тогда Он сказал им:

– Душа моя объята смертельной печалью. Побудьте здесь и бодрствуйте.

35 Отойдя немного, Он пал на землю и молился, чтобы, если возможно, этот час миновал Его.

36 – Дорогой Отец! – сказал Он. – Ты всё можешь! Пронеси эту чашу страданий мимо Меня, но пусть всё будет не как Я хочу, а как Ты хочешь.

37 Он возвратился к Своим ученикам и нашёл их спящими.

– Шимон, – спросил Он Петира, – ты спишь? Неужели ты не мог пободрствовать хоть один час? 38 Бодрствуйте и молитесь, чтобы вам не поддаться искушению. Дух бодр, но тело слабо.

39 Он снова ушёл и молился теми же словами. 40 Когда Он вернулся, ученики опять спали, потому что их веки отяжелели; они не знали, что отвечать Исе. 41 Возвратившись в третий раз, Иса сказал им:

– Вы всё спите и отдыхаете? Довольно! Время настало, и Ниспосланный как Человек предаётся в руки грешников. 42 Вставайте, идём. Вот уже и Мой предатель приблизился.

Иса Масих предан и арестован

43 Он ещё говорил, как появился Иуда, один из двенадцати учеников, и с ним толпа, вооружённая мечами и кольями. Их послали главные священнослужители, учители Таурата и старейшины. 44 Предатель так условился с ними:

– Хватайте Того, Кого я поцелую, и уводите под стражей.

45 Придя на место, Иуда сразу же подошёл к Исе и сказал:

– Учитель! – и поцеловал Его.

46 Пришедшие с Иудой, схватив Ису, взяли Его под стражу. 47 Один из стоявших рядом вытащил меч, ударил им раба главного священнослужителя и отсёк ему ухо.

48 – Что Я, разбойник, что вы пришли с мечами и кольями, чтобы арестовать Меня? – спросил их Иса. – 49 Каждый день Я был с вами в храме и учил, и вы не арестовывали Меня. Но пусть исполнится Писание.

50 Все ученики оставили Его и убежали. 51 За Исой пошёл лишь один молодой человек, завернувшись в покрывало на голое тело. Когда его схватили, 52 он вырвался и убежал голый, оставив покрывало в руках у стражников.

На допросе у верховного священнослужителя Каиафы

53 Они привели Ису к верховному священнослужителю, где собрались все главные священнослужители, старейшины и учители Таурата. 54 Петир следовал за Исой на некотором расстоянии и, пройдя во двор верховного священнослужителя, сел со стражниками греться у костра. 55 Главные священнослужители и весь Высший Совет[j] искали показания против Исы, чтобы приговорить Его к смерти, но они ничего не могли найти. 56 Выступало много лжесвидетелей, но их показания не совпадали. 57 Нашлось несколько человек, которые встали и ложно заявили:

58 – Мы слышали, как Он говорил: «Я разрушу этот храм, сотворённый руками людей, и в три дня построю другой, нерукотворный».

59 Но и в этом их свидетельства не совпали. 60 Потом верховный священнослужитель, встав посредине, спросил Ису:

– Тебе нечего ответить на эти свидетельства против Тебя?

61 Но Иса молчал, не отвечая ни слова. Верховный священнослужитель опять спросил Его:

– Ты ли обещанный Масих – Сын Благословенного?

62 – Я, – ответил Иса, – и вы увидите Ниспосланного как Человек сидящим по правую руку от могучего Бога и идущим на облаках небесных.[k]

63 Разорвав в негодовании на себе одежду, верховный священнослужитель сказал:

– Какие нам ещё нужны свидетели?! 64 Вы сами слышали Его кощунство! Каково ваше решение?

Все признали, что Он виновен и заслуживает смерти. 65 Тогда некоторые начали плевать на Него; Исе закрывали лицо, били Его кулаками и говорили:

– Пророчествуй!

Потом Его стали избивать стражники.

Отречение Петира

66 Петир же в это время был во дворе. Туда пришла одна из служанок верховного священнослужителя 67 и, увидев Петира, гревшегося у костра, всмотрелась в него и сказала:

– Ты тоже был с Исой из Назарета.

68 Но Петир отрицал это.

– Я вообще не знаю, о чём ты говоришь, – сказал он и вышел во внешний двор. И тут пропел петух. 69 Служанка увидела Петира и там и опять стала говорить стоявшим рядом:

– Это один из них.

70 Петир снова всё отрицал. Но спустя немного времени стоявшие там люди опять сказали ему:

– Точно, ты один из них, ты ведь галилеянин.

71 Но Петир начал клясться, призывая на себя проклятия:

– Я не знаю Человека, о Котором вы говорите.

72 И тотчас во второй раз пропел петух, и тогда Петир вспомнил слова Исы: «Прежде чем два раза пропоёт петух, ты трижды отречёшься от Меня». И он горько заплакал.

Footnotes

  1. 14:1 Праздник Освобождения   – этот праздник отмечался в память об избавлении иудейского народа под руководством пророка Мусы из Египетского рабства (см. Исх. 12:1-14; Чис. 1:14; Втор. 16:1-8). Праздник Пресных хлебов – в этот праздник, шедший сразу же за праздником Освобождения и длившийся семь дней, предписывалось есть только пресный хлеб (см. Исх. 12:15-20; 13:3-10; Лев. 23:6-8; Чис. 28:17-25). Со временем оба эти праздника практически слились в один, и поэтому их названия стали взаимозаменяемы.
  2. 14:3 Скорее всего, Шимон когда-то страдал от кожного заболевания и исцелился (ср. Лев. 13:45-46; Чис. 5:2), но прозвище «прокажённый» за ним осталось.
  3. 14:3 Нард   – ароматическая жидкость, получаемая из определённого растения, которое произрастает только в Индии, на Гималаях, и поэтому доставка делала нард дорогостоящим товаром. Нард смешивали с другими веществами и продавали в алебастровых кувшинах в виде масла, мази или нардовой воды.
  4. 14:5 Букв.: «триста динариев».
  5. 14:12 То есть праздника Освобождения, см. ст. 1 со сноской.
  6. 14:24 Ср. Исх. 24:8; Евр. 9:18-20.
  7. 14:25 Или: «снова».
  8. 14:26 Традиционно на этом празднике иудеи пели песни из Забура со 112 по 117 и 135.
  9. 14:27 Зак. 13:7.
  10. 14:55 Высший Совет   (букв.: «синедрион») – высший политический, религиозный и судебный орган иудеев. В состав Совета входил семьдесят один человек.
  11. 14:62 См. Заб. 109:1; Дан. 7:13.

O Livro

Marcos 14

Jesus é ungido em Betânia

1Dois dias depois começava a festejar­se a Páscoa, celebração em que não se comia pão que levasse fermento. Os principais sacerdotes e outras autoridades religiosas não desistiam de buscar ocasião de prender Jesus secretamente e de o entregar à morte. “Todavia, não o poderemos fazer durante a Páscoa”, diziam, “para que não haja tumulto.”

3/5 Entretanto, Jesus encontrava­se em Betânia em casa de Simão, o leproso. Durante a ceia, entrou uma mulher com um belo vaso de alabastro com perfume muito caro feito de nardo puro, a qual, quebrando o selo, despejou o perfume sobre a cabeça dele. Alguns dos que estavam à mesa ficaram revoltados por causa daquilo a que chamavam um desperdício. “Ela bem podia ter vendido aquele perfume por bom preço e dado o dinheiro aos pobres!”, resmungavam, condenando­a com dureza.

6/9 Mas Jesus respondeu: “Deixem­na em paz. Porque dizem mal dela por ter feito uma coisa boa? Sempre terão pobres convosco e que bem precisam da vossa ajuda; poderão socorrê­los sempre que quiserem. Eu é que não vou ficar cá muito mais tempo. Ela fez o que lhe foi possível e, antecipadamente, preparou o meu corpo para a sepultura. Vou dizer­vos uma verdade solene: Onde quer que o evangelho seja pregado no mundo inteiro, o acto desta mulher será lembrado e elogiado.”

10/11 Então Judas Iscariotes, um dos discípulos, foi ter com os principais sacerdotes para combinar a melhor forma de entregar Jesus nas suas mãos. Quando esses sacerdotes souberam o motivo da sua vinda, ficaram alvoroçados e radiantes, e prometeram­lhe uma recompensa. Então começou a preparar o momento e o local certos para trair Jesus.

A ceia do Senhor

12 No primeiro dia da Páscoa, em que os cordeiros eram sacrificados, os discípulos perguntaram a Jesus onde queria celebrar a ceia tradicional da Páscoa.

13/15 Jesus mandou dois deles a Jerusalém fazer os preparativos: “No caminho para lá, passarão por um homem carregando uma bilha de água. Sigam­no, e na casa onde entrar digam ao dono: ‘O Mestre mandou­nos ver a sala que preparaste, onde vamos comer esta noite a ceia da Páscoa’. Ele há­de levar­vos acima a uma sala grande, toda arranjada. É ali que devem preparar a nossa ceia”.

16 Então aqueles dois seguiram à frente para a cidade e, tendo encontrado tudo como Jesus havia dito, prepararam a ceia da Páscoa.

17 Ao anoitecer, chegou Jesus com os doze discípulos. 18 Quando estavam sentados já a comer em torno da mesa, Jesus revelou­lhes: “Digo­vos solenemente que um de vocês, um dos que está aqui a comer comigo, me vai trair”.

19 Uma enorme tristeza se apoderou deles e perguntavam­lhe um após outro: “Serei eu? Serei eu?”

20/21 “É um dos doze que estão a comer comigo agora. Eu tenho de morrer, tal como as Escrituras disseram há muito, mas desgraçado daquele que me vai trair! Mais lhe valia nunca ter nascido!”

22 Enquanto comiam, Jesus pegou num pão e, pedindo a bênção de Deus sobre ele, partiu­o e deu­o aos discípulos: “Comam. Isto é o meu corpo”.

23 Depois, pegando num cálice com vinho, deu também graças a Deus por ele, e distribuiu­o aos discípulos e todos beberam dele. E disse­lhes:

24/25 “Isto é o meu sangue, derramado a favor de muitos, para confirmar o novo acordo entre Deus e o homem. Solenemente declaro que não mais provarei vinho até que chegue o dia em que o beberei de novo no reino de Deus.” 26 Cantaram então um hino e saíram para o Monte das Oliveiras.

Jesus prediz a negação de Pedro

27/28 “Todos me irão abandonar”, Jesus disse­lhes, “porque as Escrituras dizem: ‘Fere o pastor e as ovelhas espalhar­se­ão.’ Mas, depois de eu ressuscitar, irei para a Galileia e lá me encontrarei convosco.”

29 Pedro disse­lhe: “Façam os outros o que fizerem, nunca te abandonarei!”

30 Mas Jesus disse: “Pedro, ainda esta noite, antes que o galo cante pela segunda vez, negar­me­ás três vezes.”

31 “Não!”, insistiu Pedro, “Nem que tenha de morrer contigo, nunca te negarei!” E todos os outros garantiram o mesmo.

Getsemane

32 Entretanto, chegaram ao olival chamado Getsemane, onde mandou aos discípulos: “Sentem­se aqui enquanto vou orar”.

33/34 Levando consigo Pedro, Tiago e João, começou a encher­se de pavor e aflição muito grandes, e disse­lhes: “A minha alma está esmagada por uma tristeza mortal. Fiquem aqui e vigiem comigo”.

35 Indo um pouco mais adiante, caiu por terra e orou para que, se fosse possível, não chegasse a terrível hora que o esperava: 36 “Pai, Pai! A ti tudo é possível. Afasta de mim este cálice. Todavia, desejo a tua vontade e não a minha.”

37/38 Voltando então para junto dos três discípulos, encontrou­os a dormir: “Simão! Adormeceste? Nem mesmo uma hora pudeste velar comigo? Vigiem e orem para não serem vencidos pela tentação, pois embora o espírito seja corajoso o corpo é fraco.”

39/40 E retirou­se outra vez para orar, repetindo as suas súplicas. Novamente voltou para junto deles e encontrou­os outra vez a dormir, pois estavam muito cansados. E não sabiam que dizer.

41 Na terceira vez que voltou a ter com eles, disse: “Ainda estão a dormir e a descansar? Basta! Chegou a hora. Vejam, já fui traído e agora vou ser entregue nas mãos dos homens sem Deus. 42 Levantem­se e venham! Temos de nos ir embora! Reparem! Chegou o que me traiu!”

Jesus é traído e preso

43 E, ainda ele falava, logo apareceu Judas, um dos discípulos, com uma multidão armada de espadas e paus, enviada pelos principais sacerdotes e chefes dos judeus. 44 Judas tinha­lhes dito: “Saberão quem devem prender quando eu o cumprimentar com um beijo. Então podem prendê­lo e levá­lo.”

45 Logo que aquela gente chegou, ele aproximou­se de Jesus e, exclamando “Mestre!”, beijou­o. 46 Então prenderam Jesus, segurando­o bem.

47 Alguém, contudo, puxou de uma espada e, atacando o servo do supremo sacerdote, cortou­lhe a orelha.

48 Jesus perguntou­lhes: “Sou algum assaltante perigoso para que venham assim prender­me armados desta maneira? 49 Porque não me prenderam no templo, onde ensinava todos os dias? Mas estas coisas estão a acontecer para que se cumpra o que está escrito a meu respeito.”

50/52 Entretanto, todos os discípulos tinham fugido. Havia, contudo, um jovem que o seguia à distância, envolvido apenas num lençol. Quando a multidão tentou agarrá­lo, ele escapou largando o lençol, e fugiu nu.

O tribunal judaico

53 Jesus foi conduzido à residência do supremo sacerdote, onde todos os principais sacerdotes, outros dirigentes judaicos e os mestres da lei já se juntavam. 54 Pedro seguia­o de longe e, entrando pelo portão da casa do supremo sacerdote, agachou­se junto a uma fogueira entre os criados.

55/56 Lá dentro, os principais sacerdotes e todo o supremo tribunal judaico tentavam encontrar alguma acusação contra Jesus que bastasse para o condenar à morte, mas em vão. Apresentaram­se voluntariamente muitas falsas testemunhas, mas contradiziam­se umas às outras. 57/59 Por fim, levantaram­se uns homens que, mentindo, afirmaram: “Ouvimo­lo dizer: ‘Destruirei este templo erguido por mãos humanas e em três dias construirei outro, feito sem ser por mãos humanas’”. Mas, mesmo assim, não conseguiam fazer acertar as declarações!

60/61 Então o supremo sacerdote levantou­se diante do tribunal e perguntou a Jesus: “Recusas responder a esta acusação? Que tens a dizer em tua defesa?” Jesus não disse nada, pelo que o supremo sacerdote lhe perguntou: “És o Messias, o Filho do Deus bendito?”

62 Jesus disse: “Sou, e hão­de ver­me sentado à direita de Deus poderoso. Ver­me­ão também regressando à Terra entre nuvens do céu”.

63/64 Então o supremo sacerdote rasgou as suas vestes e disse: “De que mais precisamos nós? Para quê pedir mais testemunhas? Ouviram a sua blasfémia; qual é a vossa sentença?” A uma voz, votaram pela sentença de morte.

65 Então alguns começaram a cuspir­lhe e, vendando­lhe os olhos, davam­lhe socos na cara. “Profeta, quem foi que te bateu agora?”, zombavam. E até os guardas o agrediam a murro enquanto o levavam para fora.

Pedro nega Jesus

66/67 Entretanto, Pedro continuava lá em baixo no pátio, e uma das criadas do supremo sacerdote, reparando nele enquanto se aquecia à fogueira, olhou­o e exclamou: “Tu estavas com Jesus, o nazareno”.

68 Mas Pedro negou. “Não entendo o que queres dizer”, saindo para o fundo do pátio. Nesse momento, um galo cantou.

69 A criada reparou de novo nele ali de pé e começou a dizer aos outros: “Lá está ele, o discípulo de Jesus!” 70 Pedro tornou a negar.

Um pouco depois, outros que se encontravam à volta da fogueira começaram a dizer a Pedro: “Tu és um deles, porque vens da Galileia!”

71 Ele começou a praguejar e a jurar, dizendo: “Não sei sequer quem é esse de que estão a falar”. 72 Logo um galo cantou pela segunda vez. De súbito, Pedro lembrou­se das palavras de Jesus: “Antes que o galo cante duas vezes, três vezes me negarás”. E, não aguentando mais, começou a chorar.