Суд 18

Донитяне селятся в Лаише

В те дни у Исроила не было царя.

Род донитян искал себе землю, чтобы поселиться там, потому что до этого времени земля между родами Исроила ещё не была ему отведена. И донитяне послали пятерых храбрецов из Цоры и Эштаола, чтобы разведать землю и исследовать её. Эти люди представляли все их кланы. Им сказали:

– Идите, исследуйте землю.

Когда они пришли в нагорья Ефраима, к дому Михи, они заночевали там, и, будучи поблизости, узнали голос молодого левита. Тогда они свернули туда и спросили его:

– Кто привёл тебя сюда? Что ты здесь делаешь? Почему ты здесь?

Он рассказал им о том, что сделал для него Миха, и сказал:

– Он нанял меня, и я его священнослужитель.

Тогда они сказали ему:

– Пожалуйста, спроси у Всевышнего, чтобы нам знать, будет ли наше путешествие успешным.

Священнослужитель ответил им:

– Идите с миром. Вечный позаботится о вас во время вашего путешествия.

Эти пятеро ушли и пришли в Лаиш. Там они увидели, что народ живёт спокойно, по обычаю сидонян, тихо и беспечно, не нуждаясь ни в чём на земле и обладая богатством. Они жили далеко от сидонян и ни с кем[a] не были в союзе.

Когда они вернулись в Цору и Эштаол, их сородичи стали спрашивать:

– Ну что?

Они ответили:

– Пойдёмте, нападём на них! Мы увидели, что эта земля очень хороша. Вы что же, не собираетесь ничего делать? Не медлите взять себе эту землю! Придя туда, вы найдёте беспечный народ и обширную землю, которую Вечный даёт вам в руки, землю, где нет недостатка ни в чём.

И шестьсот человек из рода донитян, вооружившись для битвы, отправились в путь из Цоры и Эштаола. По дороге они поставили стан рядом с Кириат-Иеаримом в Иудее. Вот почему место к западу от Кириат-Иеарима и по сегодняшний день называется Махане-Дон («стан Дона»). Оттуда они двинулись в нагорья Ефраима и пришли к дому Михи.

Те пятеро, которые разведывали землю Лаиша, сказали своим сородичам:

– Знаете ли вы, что в одном из этих домов есть ефод, домашние боги, истукан и литой идол? Подумайте, что вам сделать.

Они свернули туда, вошли в дом молодого левита, в дом Михи, и приветствовали его. А шестьсот донитян, вооружённых для битвы, стояли у входа в ворота. Пять человек, которые разведывали землю, прошли внутрь, взяли истукан, и ефод, и домашних богов, и литого идола, пока священнослужитель и шестьсот вооружённых воинов стояли у входа в ворота.

Когда эти люди вошли в дом Михи и взяли истукан, ефод, домашних богов и литого идола, священнослужитель сказал им:

– Что вы делаете?

Они ответили ему:

– Молчи! Ни слова больше. Иди с нами и будь у нас отцом и священнослужителем. Разве не лучше тебе быть священнослужителем у рода и клана в Исроиле, чем у семьи одного лишь человека?

Священнослужитель обрадовался. Он взял ефод, домашних богов и истукан и пошёл с народом. Отправив своих маленьких детей, скот и пожитки впереди себя, они снова тронулись в путь.

Когда они отошли от дома Михи, тот собрал соседей и погнался за донитянами. Они кричали вслед донитянам, и те, повернувшись, сказали Михе:

– Чего ты хочешь? Зачем ты собрал такую толпу?

Он ответил:

– Вы взяли моих богов, которых я сделал, и моего священнослужителя и ушли. А что осталось у меня? Как же вы спрашиваете: «Что тебе?»

Донитяне ответили:

– Лучше не спорь с нами, а не то наши разъярённые воины нападут на вас, и ты погубишь и себя, и свою семью.

И донитяне пошли своим путём, а Миха, видя, что они сильнее его, повернул домой.

Донитяне, взяв то, что сделал Миха, а также его священнослужителя, пришли к Лаишу, к мирному и беспечному народу. Они предали их мечу и сожгли их город. Некому было избавить их, потому что они жили далеко от Сидона и ни с кем не были в союзе. Этот город находился в долине рядом с Бет-Реховом.

Донитяне отстроили город и поселились в нём. Они назвали его Дон – в честь своего предка Дона, который родился у Якуба[b], хотя прежде город назывался Лаиш. Там донитяне поставили себе истукан, а Ионафан, сын Гершома, внук Мусо[c], и его сыновья были священнослужителями рода Дона до самого плена. Они хранили у себя истукан, сделанный Михой, пока дом Всевышнего находился в Шило.


Footnotes
  1. Суд 18:7 Или: «с Сирией».
  2. Суд 18:29 Букв.: «у Исроила». Всевышний дал Якубу новое имя – Исроил (см. Нач. 32:27-28).
  3. Суд 18:30 В некоторых рукописях: «Манассы», но это имя было записано таким образом, чтобы читатель мог понять: имя Мусо здесь специально исправили на имя Манасса (безнравственный царь из 4 Цар. 21). Это было сделано для того, чтобы отделить Мусо от идолопоклонства его потомков, чтобы не бросать тень на его имя.

Read More of Суд 18

Суд 19

Левит и его наложница

В те дни у Исроила не было царя.

Однажды левит, который жил в нагорьях Ефраима, взял себе наложницу из Вифлеема в Иудее. Но она поссорилась с ним[a] и ушла в дом своего отца в Вифлееме, и пробыла там четыре месяца. Её муж отправился к ней, чтобы убедить её вернуться. С ним был слуга и два осла. Она ввела его в дом своего отца, и тот, увидев его, принял с радостью. Тесть левита, отец молодой женщины, убедил его остаться, и он остался у него на три дня, ел, пил и спал там.

На четвёртый день они встали ранним утром, и левит собрался уходить, но отец молодой женщины сказал зятю:

– Сначала подкрепись, а потом пойдёте.

И они вместе сели есть и пить. После этого отец молодой женщины сказал:

– Прошу тебя, останься ещё на ночь и приятно проведи время.

И хотя тот человек встал, чтобы идти, тесть убедил его, и он остался там ещё на ночь. Утром пятого дня, когда он собрался уходить, отец молодой женщины сказал:

– Подкрепись. Подождите до полудня!

И они вместе ели. А когда этот человек вместе со своей наложницей и слугой встал, чтобы уйти, отец молодой женщины сказал ему:

– Смотри, уже почти вечер. Переночуйте здесь, ведь день уже на исходе. Останься и приятно проведи время. А завтра рано утром соберётесь в дорогу, и ты пойдёшь домой.

Но не желая оставаться ещё на ночь, этот человек ушёл и направился к Иевусу (то есть Иерусалиму) с двумя навьюченными ослами и наложницей.

Когда они были рядом с Иевусом и день уже почти прошёл, слуга сказал своему господину:

– Свернём-ка в этот город иевусеев и заночуем там.

Его господин ответил:

– Нет. Мы не свернём в город чужаков, которые не принадлежат к народу Исроила. Мы пойдём дальше к городу Гиве.

И добавил:

– Идём, постараемся добраться до Гивы или Рамы и заночевать в одном из этих мест.

Они пошли дальше, и когда подошли к Гиве, что в земле Вениамина, солнце уже село. Они завернули туда на ночлег, вошли в город и сели на городской площади, но никто не позвал их в дом переночевать.

В тот вечер один старик, который был родом из нагорий Ефраима, но жил в Гиве (а жители этого места были вениамитянами), возвращался с поля после работы. Увидев странника на городской площади, старик спросил:

– Откуда ты и куда идёшь?

Он ответил:

– Мы идём из Вифлеема, что в Иудее, в далёкие места нагорий Ефраима, где я живу. Я ходил в Вифлеем, что в Иудее, и теперь возвращаюсь к себе домой[b]. Но никто не позвал меня в свой дом. А у нас есть и солома, и корм для наших ослов, и хлеб с вином для нас самих, твоих рабов, – для меня, твоей служанки и юноши, который с нами. Больше нам ничего не нужно.

– Пойдёмте ко мне домой, – сказал старик. – Я сам позабочусь о ваших нуждах. Только не ночуйте на площади.

Он привёл его к себе домой и накормил его ослов. А путники, вымыв ноги, стали есть и пить.

Пока они приятно проводили время, жители города, порочные люди, окружили дом. Колотя в дверь, они кричали старику, хозяину дома:

– Выведи того человека, который к тебе пришёл, чтобы нам с ним поразвлечься.

Хозяин дома вышел к ним и сказал:

– Нет, друзья мои, не поступайте так низко. Ведь этот человек – мой гость, не делайте такой подлости. Смотрите, вот моя дочь-девственница и его наложница. Сейчас я выведу их к вам. Насилуйте их и делайте с ними, что хотите. Но с этим человеком не делайте такой подлости.

Но люди не хотели его слушать. Тогда гость вывел к ним свою наложницу. Они насиловали и бесчестили её всю ночь, а когда начало светать, отпустили. На рассвете женщина вернулась к дому, где был её господин, упала у двери и лежала там, пока не рассвело.

Когда утром её господин встал, открыл дверь и вышел, чтобы идти дальше, он увидел свою наложницу, лежавшую у двери, и руки её были на пороге. Он сказал ей:

– Вставай, пойдём.

Но ответа не было.[c] Тогда он положил её на осла и отправился домой.

Добравшись до дома, он взял нож, разрезал свою наложницу на двенадцать частей и разослал их по всем областям Исроила. Всякий, кто видел это, говорил:

– Такого никогда не видели и не делали со дня выхода исроильтян из Египта до сегодняшнего дня. Подумайте об этом! Посоветуйтесь и скажите, как тут быть!


Footnotes
  1. Суд 19:2 Или: «стала ему изменять».
  2. Суд 19:18 Или: «в дом Вечного».
  3. Суд 19:28 В древнем переводе присутствуют слова: «…потому что она умерла».

Read More of Суд 19