3 Цар 9:10-28

Другие дела Сулаймона

По истечении двадцати лет, в которые Сулаймон строил два этих здания – храм Вечного и царский дворец, он отдал двадцать городов Галилеи царю Тира Хираму, потому что Хирам поставлял ему столько кедрового и кипарисового дерева и золота, сколько тот хотел. Но когда Хирам прибыл из Тира, чтобы осмотреть города, которые дал ему Сулаймон, он остался недоволен.

– Что же это за города ты мне дал, брат мой? – спросил он.

И он назвал их землёю Кавул («негодная земля»)[a] – название, что осталось за ними до сегодняшнего дня.

(Хирам же послал царю четыре тысячи триста двадцать килограммов[b] золота.)

Вот сведения о подневольных людях, чей труд царь Сулаймон использовал для строительства храма Вечного, своего дворца, Милло[c], иерусалимской стены, а также для городов Хацора, Мегиддо и Гезера. (Фараон, царь Египта, напал на Гезер и захватил его. Он предал его огню, перебил всех ханонеев в нём и отдал его в приданое своей дочери, жене Сулаймона.) И Сулаймон отстроил Гезер, построил Нижний Бет-Хорон, Баалат и Тадмор в пустыне, в своей земле, а также все города для хранения запасов и города для своих колесниц и коней[d]. Он построил всё, что ему хотелось построить в Иерусалиме, на Ливане и во всех землях, которыми он правил.

Оставшихся в стране неисроильтян – потомков аморреев, хеттов, перизеев, иевусеев и хивеев, – которых исроильтяне не смогли полностью уничтожить, Сулаймон использовал как рабскую силу, как это есть и до сегодняшнего дня. Но исроильтян Сулаймон не обращал в рабов, они были его воинами, приближёнными, сановниками, военачальниками и начальниками его колесниц и колесничих. Ещё они были главными начальниками его строительных работ – пятьсот пятьдесят начальников, которые распоряжались рабочими.

После того как дочь фараона перебралась из Города Довуда во дворец, который построил для неё Сулаймон, он построил Милло.

Три раза в год Сулаймон возносил всесожжения и жертвы примирения на жертвеннике, что построил для Вечного, возжигая благовония перед Вечным. Итак, он завершил строительство храма.

Ещё царь Сулаймон строил корабли в Эцион-Гевере, что рядом с Елатом в земле Эдома, на побережье Тростникового моря[e]. А Хирам послал с кораблями своих слуг – моряков, знавших море, вместе с людьми Сулаймона. Они отплыли в Офир и привезли оттуда пятнадцать тысяч сто двадцать килограммов[f] золота, которое и доставили царю Сулаймону.


Footnotes
  1. 3 Цар 9:13 О переводе имён и названий см. приложение VI.
  2. 3 Цар 9:14 Букв.: «сто двадцать талантов».
  3. 3 Цар 9:15 Милло – с языка оригинала переводится как «насыпь». Возможно, что это были какие-то городские укрепления.
  4. 3 Цар 9:19 Или: «колесничих»; или: «всадников».
  5. 3 Цар 9:26 Тростниковое море – буквальный перевод с языка оригинала. В данном случае речь идёт об Акабском заливе Красного моря (см. карту № 2 на странице хх).
  6. 3 Цар 9:28 Букв.: «четыреста двадцать талантов».

Read More of 3 Цар 9

3 Цар 10

Царица Шевы посещает Сулаймона

Когда царица Шевы услышала о славе Сулаймона, связанной с именем Вечного, она явилась, чтобы испытать его трудными вопросами. Прибыв в Иерусалим с огромной свитой, с верблюдами, везущими пряности и великое множество золота и драгоценных камней, она пришла к Сулаймону и говорила с ним обо всём, что было у неё на сердце. Сулаймон ответил на все её вопросы: для царя не было ничего трудного, чего он не смог бы ей объяснить. Когда царица Шевы увидела всю мудрость Сулаймона и дворец, который он построил, увидела, что за яства у него на столе, что за жилища у его приближённых, как прислуживают его слуги, как они одеты, каковы его виночерпии и какие всесожжения он совершает в храме Вечного,[a] у неё захватило дух.

Она сказала царю:

– Молва, которую я слышала в своей стране о твоих делах и мудрости, правдива, но я не верила слухам, пока не пришла и не увидела это своими глазами. И что же, мне не рассказали и половины: твои мудрость и богатство далеко превзошли ту молву, что я слышала! Благословенны твои люди! Благословенны твои приближённые, которые всегда стоят перед тобой и внимают твоей мудрости! Хвала Вечному, твоему Богу, Который благоволил к тебе, посадив тебя на престол Исроила! Ради Своей любви, бесконечной любви Вечного к Исроилу, Он сделал тебя царём, чтобы ты поступал справедливо и праведно.

Она подарила царю четыре тысячи триста двадцать килограммов[b] золота, великое множество пряностей и драгоценных камней. Никогда больше пряностей не привозили в таком изобилии, как тогда, когда царица Шевы подарила их Сулаймону.

(А Хирамовы корабли, что привозили золото из Офира, привезли оттуда большое количество красного дерева и драгоценных камней. Царь сделал из красного дерева опоры для храма Вечного и царского дворца, а также арфы и лиры для музыкантов. Такого количества красного дерева никогда не привозилось ни до, ни после этого дня.)

Царь Сулаймон подарил царице Шевы всё, что она пожелала, и о чём просила, не считая того, что он подарил ей по своей царской щедрости. После этого она вернулась со свитой в свою страну.

Богатство и великолепие Сулаймона

Ежегодно Сулаймон получал почти двадцать четыре тонны[c] золота, не считая того дохода, что поступал от купцов и торговцев, от всех царей Аравии и наместников страны.

Царь Сулаймон сделал двести больших щитов из кованого золота, на каждый из которых пошло по три с половиной килограмма[d] золота. Ещё он сделал триста маленьких щитов из кованого золота, на каждый из которых ушло почти по два килограмма[e] золота. Царь поместил их во дворце Ливанского леса.

Ещё царь сделал огромный трон, выложенный слоновой костью и покрытый чистым золотом. У трона было шесть ступенек, а спинка его закруглялась кверху. По обеим сторонам сиденья были подлокотники, и у каждого из них стояло по льву. Двенадцать львов стояло на шести ступеньках – по одному с каждой стороны каждой ступеньки. Никогда ничего подобного не делалось ни в каком другом царстве.

Все чаши царя Сулаймона были золотыми, и вся домашняя утварь во дворце Ливанского леса была из чистого золота. Серебряного ничего не было, потому что серебро в дни Сулаймона не ценилось.

На море у царя был флот из торговых кораблей[f], наравне с кораблями Хирама. Раз в три года корабли возвращались, привозя золото, серебро, слоновую кость, обезьян и павлинов.

Царь Сулаймон превосходил богатством и мудростью всех царей земли. Все на земле искали встречи с Сулаймоном, чтобы послушать мудрости, которую вложил в его сердце Всевышний. Всякий приходящий приносил дары – изделия из серебра и золота, одежды, оружие и пряности, лошадей и мулов, и так – из года в год.

Сулаймон преумножал количество своих колесниц и коней. У него было тысяча четыреста колесниц и двенадцать тысяч коней[g], которых он держал в специально назначенных городах и у себя в Иерусалиме. В его правление серебро в Иерусалиме ценилось не выше простых камней, а кедра было так же много, как тутовых деревьев в предгорьях Иудеи. Кони Сулаймона поставлялись из Египта[h] и из Кувы – царские купцы покупали их в Куве. Колесницу привозили из Египта за семь килограммов серебра, а коня – почти за два килограмма[i]. Так же, через царских купцов, их доставляли всем царям хеттов и сирийцев.


Footnotes
  1. 3 Цар 10:5 Или: «и какова лестница, по которой он поднимается в храм Вечного».
  2. 3 Цар 10:10 Букв.: «сто двадцать талантов».
  3. 3 Цар 10:14 Букв.: «шестьсот шестьдесят шесть талантов».
  4. 3 Цар 10:16 Букв.: «шестьсот бек».
  5. 3 Цар 10:17 Букв.: «три мины».
  6. 3 Цар 10:22 Букв.: «фарсисских кораблей».
  7. 3 Цар 10:26 Или: «колесничих»; или: «всадников».
  8. 3 Цар 10:28 Или, возможно: «из Муцура». Муцур – область в Киликии, находившейся на севере от Исроила, на юге современной территории Турции. Также в ст. 29.
  9. 3 Цар 10:29 Букв.: «шестьсот… сто пятьдесят шекелей».

Read More of 3 Цар 10

3 Цар 11:1-13

Сулаймон отворачивается от Вечного

Но, кроме дочери фараона, царь Сулаймон полюбил ещё много других чужеземных женщин – моавитянок, аммонитянок, эдомитянок, сидонянок и хеттеянок. Они были из тех народов, о которых Вечный сказал исроильтянам: «Не роднитесь с ними браком, потому что они непременно обратят ваше сердце к своим богам». А Сулаймона тянуло к ним. У него было семьсот жён царского рода и триста наложниц, и жёны сбили его с истинного пути. Когда Сулаймон состарился, жёны обратили его сердце к чужим богам, и оно перестало быть полностью преданным Вечному, его Богу, каким было сердце Довуда, его отца. Он пошёл за Астартой[a], богиней сидонян, и Молохом[b], омерзительным богом аммонитян.

Сулаймон делал зло в глазах Вечного, он не следовал за Вечным полностью, как Довуд, его отец. На холме, к востоку от Иерусалима, Сулаймон построил капище Хемошу[c], омерзительному богу Моава, и Молоху, омерзительному богу аммонитян. То же самое он сделал для всех чужеземных жён, которые возжигали благовония и приносили жертвы своим богам.

Вечный разгневался на Сулаймона, потому что его сердце отвернулось от Вечного, Бога Исроила, который дважды являлся ему. Несмотря на то что Он запретил Сулаймону идти за чужими богами, Сулаймон не выполнил повеления Вечного. И Вечный сказал Сулаймону:

– Раз ты не сохранил Моего священного соглашения и Моих установлений, которые Я повелел тебе соблюдать, Я непременно отниму у тебя царство и отдам его одному из твоих подданных. Но ради Довуда, твоего отца, Я не сделаю этого при твоей жизни. Я вырву его из рук твоего сына. Но Я отниму у него не всё царство. Я оставлю ему один род ради Довуда, Моего раба, и ради Иерусалима, который Я избрал.


Footnotes
  1. 3 Цар 11:5 Астарта – богиня любви и плодородия, богиня-воительница.
  2. 3 Цар 11:5 Молох – аммонитский бог, в жертву которому приносились дети. По Закону за поклонение Молоху исроильтянам грозила смертная казнь (см. Лев. 18:21; 20:2-5).
  3. 3 Цар 11:7 Хемош – божество, в жертвы которому приносились люди.

Read More of 3 Цар 11