Аюб 38

Вечный отвечает Аюбу

Тогда Вечный ответил Аюбу из бури. Он сказал:

– Кто ты, что Мой замысел омрачаешь
    словами, в которых нет знания?
Препояшь себя, как мужчина;
    Я буду спрашивать, а ты отвечай.

Где ты был, когда Я землю утверждал?
    Если ты знаешь, то отвечай Мне.
Кто определил ей предел? Конечно, ты знаешь!
    Кто протянул над ней мерную нить?
На чём покоится земное основание,
    и кто заложил её краеугольный камень,
когда вместе пели все звёзды утра,
    и ангелы[a] ликовали от радости?

Кто запер воротами море,
    когда оно исторглось, как из чрева,
когда сделал Я тучи его одеждой
    и обвил его пеленами мглы,
когда Я назначил ему рубежи
    и поставил ему ворота с запорами,
когда Я сказал: «До этого места дойдёшь, но не дальше;
    здесь предел для гордых твоих валов»?

Случалось ли тебе приказывать утру
    и указывать место заре,
чтобы она охватила края земли
    и стряхнула с неё злодеев?
И земля обретает своё лицо, как глина под тяжестью печати,
    и расцвечивается, как риза[b].
Но у злодеев отнят их свет,
    и поднятая рука их сломана.

Доходил ли ты до истоков моря
    и ступал ли по дну пучины?
Открывались ли тебе двери смерти?
    Видел ли ты врата смертной мглы?
Обозрел ли ты широту земли?
    Скажи Мне, если всё это знаешь.

Где путь к обители света?
    Где пребывает тьма?
Ты, верно, в пределы её входил
    и знаешь путь к её дому?
Конечно же знаешь, ведь ты тогда уже родился
    и прожил так много лет!

Входил ли ты в кладовые снега
    и видел ли хранилища града?
На смутное время Я их берегу,
    на дни войны и битвы.[c]
По какому пути разливается свет,
    и мчится на землю восточный ветер?
Кто устроил проток для ливня
    и путь проложил грозе,
чтобы землю безлюдную оросить,
    пустыню, где нет людей,
дикую степь напитать водой
    и взрастить из земли траву?
Есть ли отец у дождя?
    Кто капли росы рождает?
Из чьей утробы выходит лёд?
    Кто на свет производит небесный иней,
когда воды, как камень, крепнут,
    и твердеет лицо морей?

Властен ли ты затянуть узел Плеяд
    и развязать пояс Ориона?
Можешь ли ты созвездия вывести в срок
    и вести Большую Медведицу с её детёнышами?
Известны ли тебе уставы небес?
    Можешь ли ты их власть утвердить на земле?

Можешь ли ты возвысить свой голос к тучам,
    чтобы они дождь на тебя пролили?
Велишь ли ты молниям в путь пойти,
    скажут ли они тебе: «Мы готовы»?
Кто ибиса мудростью наделил?
    Кто дал разумение петуху?[d]
Кто настолько мудр, чтобы сосчитать облака?
    Кто может сосуды небес опрокинуть,
чтобы пыль превратилась в топь,
    и комья земли слиплись?

Ты ли ловишь добычу львице
    и насыщаешь молодых львов,
когда они прячутся в своих логовах
    или лежат под кустом в засаде?
Кто посылает ворону корм,
    когда птенцы его взывают к Аллаху,
    бродя без пищи?


Footnotes
  1. 38:7 Букв.: «сыны Всевышнего». Ангелы не являются сыновьями Всевышнего в буквальном смысле. Это образное выражение лишь указывает на их сверхъестественную природу и подчинённость Аллаху.
  2. 38:14 Или: «и выдаются её формы, как складки на ризе».
  3. 38:23 Ср. Иеш. 10:11; Аюб 37:11-13.
  4. 38:36 Или: «Кто сердце мудростью наделил? Кто дал понимание разуму?»

Read More of Аюб 38

Аюб 39

Знаешь ли ты время рождения серн?
    Видел ли ты, как рожают детёнышей лани?
Считаешь ли, сколько месяцев они носят плод?
    Знаешь ли время их родов?
Они, приседая, рожают приплод,
    освобождаясь от бремени.
В полях набираются сил их детёныши;
    потом уходят и не возвращаются к ним.

Кто дал волю диким ослам?
    Кто развязал их узы?
Я назначил их домом степь
    и жилищем – солончаки.
Над шумом городским смеются они
    и не слышат криков погонщика.
По горам они ищут пищу,
    и всякой зелени рады.

Согласится ли дикий бык тебе служить?
    Станет ли в стойле твоём ночевать?
Привяжешь ли его верёвкой к плугу,
    чтобы он боронил за тобой поле?
Понадеешься ли на силу его
    и доверишь ли труд свой ему?
Поверишь ли ты, что привезёт он твоё зерно
    и сложит его на гумне?

Весело хлопает страус крыльями,
    но они не сравнятся с перьями и пухом аиста.
Его самка на землю яйца свои кладёт;
    оставляет их греться в горячем песке,
забыв, что нога может их раздавить
    и дикий зверь – растоптать.
Жесток он к своим птенцам, словно к чужим,
    не боится, что труд его будет напрасен,
потому что Аллах обделил его мудростью
    и здравого разума не дал.
Но когда он поднимется и помчится,
    конь и всадник ему смешны.

Ты ли дал коню силу,
    шею гривой покрыл,
заставил его прыгать, как саранча?
    Гордый храп его страшен.
Он бьёт по земле копытом, радуясь силе,
    и мчится навстречу битве.
Он смеётся над страхом и не робеет;
    он не дрогнет перед мечом.
Звенит на боку у него колчан,
    сверкают копьё и дротик.
В порыве ярости бросается в галоп,
    не сдержать его при трубном зове.
При звуке рога ржёт конь;
    издалека чует битву,
    крик воевод и клич боевой.

Твоей ли мудростью парит ястреб,
    крылья свои простирая к югу?
По твоей ли воле орёл взмывает
    и строит гнездо своё на высоте?
Он живёт на скале и ночь там проводит;
    его твердыня – горный утёс.
Там он высматривает добычу;
    глаза его видят её издалека.
Кровь пьют его птенцы;
    где труп, там и он.

Вечный призывает Аюба отвечать

Вечный сказал Аюбу:

– Тебе ли, спорщик, наставлять Всемогущего?
    Ответь Аллаху, обвинитель!

Тогда Аюб ответил Вечному:

– Я столь ничтожен – как я Тебе отвечу?
    Руку свою молча кладу на уста.
Я говорил однажды – больше не буду продолжать,
    говорил дважды – но теперь умолкну.

Read More of Аюб 39

Аюб 40:1-2

Вечный продолжает свою речь

И Вечный сказал Аюбу из бури:

– Препояшь себя, как мужчина;
    Я буду спрашивать, а ты отвечай.

Read More of Аюб 40