Деян 26:24-32

Когда он таким образом защищался, Фест прервал его.

– Ты не в своём уме, Паул, – закричал он, – большая учёность довела тебя до безумия!

Паул ответил:

– Достопочтеннейший Фест, я не сумасшедший, и то, что я говорю, – истинно и разумно. Царю знакомо всё это, и поэтому я могу говорить ему свободно. Я убеждён, что ничего из этого не прошло мимо его внимания, так как всё это происходило не в углу. Царь Агриппа, ты веришь пророкам? Я знаю, что веришь.

– Ты думаешь в такой короткий срок и меня сделать последователем Масиха? – сказал Агриппа.

Паул ответил:

– Каким бы этот срок ни был, коротким или длинным, я молюсь Аллаху, чтобы не только ты, но и все, кто слушает меня сегодня, стали такими, как я, во всём… кроме этих цепей.

Царь поднялся, и с ним поднялись наместник, Берника и те, кто сидел с ними. Они вышли, говоря друг другу:

– Этот человек не сделал ничего, заслуживающего смерти или темницы. Можно было бы его освободить, если бы он не потребовал суда у императора, – сказал Агриппа Фесту.

Read More of Деян 26

Деян 27:1-12

Паул отправляется в Рим

Когда было решено, что мы отправимся в Италию, Паула и других заключённых передали римскому офицеру по имени Юлий, из императорского полка. Мы сели на адрамитский корабль, который должен был заходить в порты провинции Азия, и отправились в путь. С нами был македонянин Аристарх из Фессалоник. На следующий день мы причалили в Сидоне. Юлий хорошо обращался с Паулом и позволил ему навестить друзей, чтобы они позаботились о его нуждах. Мы опять вышли в море и прошли Кипр с подветренной стороны, чтобы избежать встречного ветра. Мы пересекли открытое море, омывающее берега Киликии и Памфилии, и причалили в ликийском городе Миры. Там римский офицер нашёл корабль из Александрии, направлявшийся в Италию, и посадил нас на него. В течение многих дней мы медленно продвигались вперёд и в конце концов, хотя и с трудностями, но прибыли в Книд. И так как ветер не давал нам двигаться в нужном направлении, мы подплыли к Криту со стороны Салмоны. С трудом продвигаясь вдоль побережья, мы прибыли в место, называемое Хорошие Пристани, недалеко от города Ласеи.

Так как мы потеряли уже много времени и плавание становилось опасным, потому что даже иудейский осенний пост[a] уже прошёл, Паул предупредил их:

– Я вижу, что наше путешествие будет сопряжено с большой опасностью и тяжёлым ущербом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни.

Римский же офицер, вместо того чтобы послушать Паула, последовал совету капитана и владельца корабля. Порт этот был непригоден для зимовки, и большинство решило отправиться дальше, чтобы попытаться доплыть до Феникса и там зазимовать. Феникс был пристанью на Крите, открытой для юго-западного и северо-западного ветров.


Footnotes
  1. 27:9 То есть День очищения (см. Лев. 16; 23:26-32; Чис. 29:7-11). Этот день приходился на конец сентября – начало октября. Где-то с середины сентября до середины марта мореплавание становилось весьма опасным и полностью прекращалось из-за сильных штормовых ветров, часто бушевавших в этот период.

Read More of Деян 27