Неемия 5

Прощение долгов беднякам

В народе, среди мужчин и их жён, поднялся сильный ропот на своих братьев-иудеев. Некоторые говорили:

– Нас, наших сыновей и наших дочерей много, и чтобы кормиться и жить нам нужно зерно.

Другие говорили:

– Нам приходится закладывать свои поля, виноградники и дома, чтобы достать зерна во время голода.

А были и такие, которые говорили:

– Нам приходится занимать деньги, чтобы платить царю налог на наши поля и виноградники. Мы из той же плоти, что и наши соплеменники, и наши сыновья такие же, как у них, но нам приходится отдавать своих сыновей и дочерей в рабство. Некоторые из наших дочерей уже порабощены, но мы бессильны, потому что наши поля и виноградники принадлежат другим.

Услышав их ропот и эти жалобы, я очень рассердился. Обдумав, я обвинил знать и начальников.

Я сказал им:

– Вы берёте проценты со своих братьев!

Из-за них я созвал большое собрание и сказал:

– Всеми силами мы выкупали наших братьев-иудеев, которые были проданы язычникам. А теперь вы продаёте своих же братьев, которых нам приходится выкупать!

Они молчали, потому что им нечего было сказать.

Тогда я сказал:

– То, что вы делаете, – нехорошо. Разве вы не должны ходить в страхе нашего Бога, чтобы избежать порицания наших врагов-язычников? Я, мои братья и слуги также даём в долг народу деньги и зерно. Давайте прекратим брать проценты! Немедленно верните им их поля, виноградники, масличные рощи и дома, а также проценты, которые вы им назначили, – сотую часть денег, зерна, молодого вина и масла.

– Мы вернём это, – сказали они, – и не потребуем больше от них ничего. Мы сделаем, как ты говоришь.

Я призвал священнослужителей и заставил знать и начальников дать клятву в том, что они выполнят обещанное. Ещё я вытряхнул свою одежду и сказал:

– Так пусть же Всевышний вытряхнет всякого человека, который не сдержит этого обещания, из его дома и имущества. Так пусть же этот человек будет вытряхнут и опустошён!

И всё общество сказало «аминь»[a] и прославило Всевышнего. И народ сделал так, как и обещал.

Неемия подаёт пример

Более того, с двадцатого года правления царя Артаксеркса, когда я был назначен наместником в земле иудейской, до его тридцать второго года правления – двенадцать лет (с 445 по 433 гг. до н. э.) – ни я, ни братья мои не брали довольствия, положенного наместнику. Прежние наместники, которые были до меня, возложили на народ тяжкое бремя и брали у них четыреста восемьдесят граммов[b] серебра, помимо пищи и вина. Даже их слуги помыкали народом. Но я, почитая Всевышнего, так не поступал. Напротив, я посвятил себя работам по восстановлению стены. Все мои слуги были собраны туда для работ; мы не покупали земель.

Более того, за моим столом ели сто пятьдесят иудеев и начальников, не считая тех, кто приходил к нам из окрестных народов. Каждый день у меня готовили одного быка, шесть отборных овец и птицу, а каждые десять дней подавали всякого рода вино в изобилии. Несмотря на это, я никогда не требовал довольствия, положенного наместнику, потому что и без этого народу приходилось тяжело.

Вспомни мне во благо, мой Бог, всё, что я сделал для этого народа.


Footnotes
  1. 5:13 Аминь   – еврейское слово, которое переводится как «да, верно, воистину так» или «да будет так». Также в 8:6.
  2. 5:15 Букв.: «сорок шекелей».

Read More of Неемия 5

Неемия 6

Дальнейшее противодействие строительству стены

Когда Санбаллату, Товии, арабу Гешему и прочим нашим врагам донесли, что я отстроил стену, и в ней не осталось ни одного незаделанного пролома (хотя, к тому времени я ещё не поставил двери ворот), Санбаллат и Гешем послали сказать мне:

– Давай встретимся в одном из селений на равнине Оно.

Но они замышляли причинить мне зло, и я послал к ним вестников с таким ответом:

– Я занят важной работой и не могу прийти. Работа встанет, если я всё брошу и пойду к вам.

Четыре раза они присылали ко мне с этим приглашением, и четыре раза я давал им этот ответ. Тогда в пятый раз Санбаллат отправил ко мне с этим же приглашением своего слугу. В руке у него было незапечатанное письмо, в котором было написано:

«Среди других народов ходит слух, – и Гешем говорит, – что ты и иудеи замышляете восстать, и поэтому ты строишь стену. По этим слухам ты собираешься стать их царём, и даже назначил пророков, чтобы возвещать о себе в Иерусалиме: „В Иудее есть царь!“ Этот слух дойдёт до царя. Итак, приходи, давай переговорим».

Я послал ему ответ: «Нет никакой правды в том, что ты говоришь. Всё это ты выдумываешь сам».

Все они старались запугать нас, думая: «Их руки очень ослабнут, чтобы делать эту работу, и она не будет завершена».

Но я молился:

– Укрепи мои руки!

Однажды я пришёл в дом Шемаи, сына Делаи, сына Мехетавила, который заперся в своём доме.

Он сказал:

– Давай встретимся в доме Всевышнего, внутри храма, и запрём храмовые двери, потому что тебя придут убить, и придут ночью!

Но я сказал:

– Разве такой человек, как я, может бежать? Может ли такой, как я, пойти в храм, чтобы спасти свою жизнь? Не пойду!

Я понимал, что Всевышний не посылал его, и он пророчествовал против меня, потому что его наняли Товия и Санбаллат. Его наняли запугать меня, чтобы я согрешил, сделав так, а они бы лишили меня доброго имени и упрекали бы меня.

Вспомни, Бог мой, Товию и Санбаллата по их делам; вспомни ещё и пророчицу Ноадию и прочих пророков, которые пытались запугать меня.

Завершение восстановления стены

Стена была завершена в двадцать пятый день месяца элула (2 октября 445 г. до н. э.), за пятьдесят два дня. Когда об этом услышали все наши враги, все окрестные народы испугались[a] и потеряли свою самоуверенность, потому что поняли, что эта работа была сделана с помощью нашего Бога.

Ещё в те дни знать Иудеи посылала много писем Товии, а письма Товии приходили к ним. Ведь многие в Иудее были связаны с ним клятвой, потому что он был зятем Шехании, сына Араха, а его сын Иоханан женился на дочери Мешуллама, сына Берехии. Они даже говорили при мне о его добрых делах, а после пересказывали ему то, что я сказал. А Товия присылал письма, чтобы меня запугать.


Footnotes
  1. 6:16 Или: «увидели».

Read More of Неемия 6

Неемия 7:1-3

После того как стена была отстроена, и я вставил двери, и были назначены привратники, певцы и левиты, я вверил Иерусалим заботам моего брата Ханани и Ханании, военачальника крепости, потому что он был верным человеком и чтил Всевышнего больше многих.

Я сказал им:

– Ворота Иерусалима не должны открываться, пока не обогреет солнце. И пока привратники стоят на страже, пусть они закрывают двери и запирают их. Ещё поставьте жителей Иерусалима стражами, некоторых – на посты, а некоторых – рядом с их домами.

Read More of Неемия 7