The Message

2 Samuel 17

11-3 Next Ahithophel advised Absalom, “Let me handpick twelve thousand men and go after David tonight. I’ll come on him when he’s bone tired and take him by complete surprise. The whole army will run off and I’ll kill only David. Then I’ll bring the army back to you—a bride brought back to her husband! You’re only after one man, after all. Then everyone will be together in peace!”

Absalom thought it was an excellent strategy, and all the elders of Israel agreed.

But then Absalom said, “Call in Hushai the Arkite—let’s hear what he has to say.”

So Hushai came and Absalom put it to him, “This is what Ahithophel advised. Should we do it? What do you say?”

7-10 Hushai said, “The counsel that Ahithophel has given in this instance is not good. You know your father and his men, brave and bitterly angry—like a bear robbed of her cubs. And your father is an experienced fighter; you can be sure he won’t be caught napping at a time like this. Even while we’re talking, he’s probably holed up in some cave or other. If he jumps your men from ambush, word will soon get back, ‘A slaughter of Absalom’s army!’ Even if your men are valiant with hearts of lions, they’ll fall apart at such news, for everyone in Israel knows the kind of fighting stuff your father’s made of, and also the men with him.

11-13 “Here’s what I’d advise: Muster the whole country, from Dan to Beersheba, an army like the sand of the sea, and you personally lead them. We’ll smoke him out wherever he is, fall on him like dew falls on the earth, and, believe me, there won’t be a single survivor. If he hides out in a city, then the whole army will bring ropes to that city and pull it down and into a gully—not so much as a pebble left of it!”

14 Absalom and all his company agreed that the counsel of Hushai the Arkite was better than the counsel of Ahithophel. (God had determined to discredit the counsel of Ahithophel so as to bring ruin on Absalom.)

15-16 Then Hushai told the priests Zadok and Abiathar, “Ahithophel advised Absalom and the elders of Israel thus and thus, and I advised them thus and thus. Now send this message as quickly as possible to David: ‘Don’t spend the night on this side of the river; cross immediately or the king and everyone with him will be swallowed up alive.’”

17-20 Jonathan and Ahimaaz were waiting around at En Rogel. A servant girl would come and give them messages and then they would go and tell King David, for it wasn’t safe to be seen coming into the city. But a soldier spotted them and told Absalom, so the two of them got out of there fast and went to a man’s house in Bahurim. He had a well in his yard and they climbed into it. The wife took a rug and covered the well, then spread grain on it so no one would notice anything out of the ordinary. Shortly, Absalom’s servants came to the woman’s house and asked her, “Have you seen Ahimaaz and Jonathan?”

The woman said, “They were headed toward the river.”

They looked but didn’t find them, and then went back to Jerusalem.

21 When the coast was clear, Ahimaaz and Jonathan climbed out of the well and went on to make their report to King David, “Get up and cross the river quickly; Ahithophel has given counsel against you!”

22 David and his whole army were soon up and moving and crossed the Jordan. As morning broke there was not a single person who had not made it across the Jordan.

23 When Ahithophel realized that his counsel was not followed, he saddled his donkey and left for his hometown. After making out his will and putting his house in order, he hanged himself and died. He was buried in the family tomb.

24-26 About the time David arrived at Mahanaim, Absalom crossed the Jordan, and the whole army of Israel with him. Absalom had made Amasa head of the army, replacing Joab. (Amasa was the son of a man named Ithra, an Ishmaelite who had married Abigail, daughter of Nahash and sister of Zeruiah, the mother of Joab.) Israel and Absalom set camp in Gilead.

27-29 When David arrived at Mahanaim, Shobi son of Nahash from Ammonite Rabbah, and Makir son of Ammiel from Lo Debar, and Barzillai the Gileadite from Rogelim brought beds and blankets, bowls and jugs filled with wheat, barley, flour, roasted grain, beans and lentils, honey, and curds and cheese from the flocks and herds. They presented all this to David and his army to eat, “because,” they said, “the army must be starved and exhausted and thirsty out in this wilderness.”

Священное Писание (Восточный перевод), версия для Таджикистана

2 Цар 17

Советы Ахитофела и Хушая

1Ахитофел сказал Авессалому:

– Позволь мне выбрать двенадцать тысяч человек и в эту ночь отправиться в погоню за Довудом. Я нападу на него, пока он утомлён и слаб. Я наведу на него ужас, и тогда все люди, которые с ним, разбегутся. Я сражу одного царя и возвращу весь народ к тебе. Когда не будет того, чью жизнь ты ищешь, тогда весь народ будет в мире.

Этот замысел понравился Авессалому и всем старейшинам Исроила. Но Авессалом сказал:

– Позовите и аркитянина Хушая, чтобы нам послушать, что он скажет.

Когда Хушай пришёл к нему, Авессалом сказал:

– Ахитофел подал этот совет. Сделать ли нам так, как он говорит? Если нет, выскажи нам своё мнение.

Хушай ответил Авессалому:

– Совет, который Ахитофел дал в этот раз, нехорош. Ты знаешь своего отца и его людей. Они могучие воины и неистовы, как дикая медведица, у которой отняли медвежат. Кроме того, твой отец опытный воин, он не станет ночевать с войском. Уже сейчас он спрятался в какой-нибудь пещере или в ином месте. Если он нападёт на твоих воинов первым[a], всякий услышавший об этом скажет: «Те, кто пошёл за Авессаломом, потерпели поражение». 10 И тогда даже самый храбрый воин, сердце которого подобно сердцу льва, совершенно ослабеет от страха, потому что весь Исроил знает, что твой отец могучий воин, а те, кто с ним, мужественны.

11 Поэтому я советую тебе вот что: пусть весь Исроил от Дона на севере до Беэр-Шевы на юге – многочисленный, как песок на морском побережье – соберётся к тебе, и ты лично веди его в битву. 12 Тогда мы нападём на Довуда, где бы он ни находился, и обрушимся на него, как падает на землю роса. Ни сам он и никто из его людей не останется в живых. 13 Если он уйдёт в город, то весь Исроил принесёт к тому городу верёвки, и мы будем стаскивать его в реку, пока от него не останется и камешка.

14 Авессалом и все исроильтяне сказали:

– Совет аркитянина Хушая лучше совета Ахитофела.

Так Вечный повелел расстроить совет Ахитофела, чтобы навести беду на Авессалома.

Хушай предупреждает Довуда

15 Хушай сказал священнослужителям Цадоку и Авиатару:

– Ахитофел советовал Авессалому и старейшинам Исроила сделать так-то и так-то, а я посоветовал сделать так-то и так-то. 16 Итак, немедленно пошлите известить Довуда: «Не ночуй в пустыне у бродов через Иордан. Во что бы то ни стало, переходи реку, иначе царь и все люди, которые с ним, будут истреблены».

17 Ионафан и Ахимаац находились в Ен-Рогеле. Служанка должна была пойти и известить их, а они должны были идти и известить царя Довуда, потому что они не рисковали показаться в городе. 18 Но некий юноша увидел их и донёс Авессалому. Поэтому они оба быстро ушли и пришли к дому одного человека в Бахуриме. У него во дворе был колодец, и они забрались в него. 19 Жена хозяина дома взяла покрывало, растянула его над отверстием колодца и рассыпала по нему крупу. Никто об этом ничего не знал.

20 Когда люди Авессалома пришли в дом к той женщине, они спросили:

– Где Ахимаац и Ионафан?

Женщина ответила им:

– Они перебрались через реку.

Те люди искали, но никого не нашли и вернулись в Иерусалим. 21 После того как они ушли, те двое вылезли из колодца и пошли известить царя Довуда. Они сказали ему:

– Немедленно трогайся в путь и переходи реку. Ахитофел советовал против тебя так-то и так-то.

22 И Довуд вместе со всеми людьми тронулся в путь и перешёл Иордан. К рассвету не осталось ни одного человека, который не перешёл бы реку.

23 Когда Ахитофел увидел, что его совет не исполнен, он оседлал своего осла и отправился к себе домой в свой город. Он отдал распоряжения о своём имуществе и повесился. Так он умер и был похоронен в гробнице своего отца.

24 Довуд пришёл в Маханаим, а Авессалом перешёл Иордан вместе со всеми исроильтянами. 25 Вместо Иоава Авессалом поставил над войском Амасу. (Амаса был двоюродным братом Иоава. Его отцом был исмоильтянин[b] Иетер[c], а матерью – Авигайль, дочь Нахаша[d], которая была сестрой Церуи, матери Иоава.) 26 Исроильтяне во главе с Авессаломом разбили лагерь в земле Галаад за Иорданом.

27 Когда Довуд пришёл в Маханаим, Шови, сын Нахаша, из аммонитской столицы Раббы, Махир, сын Аммиила из Ло-Девара, и галаадитянин Барзиллай из Рогелима 28 принесли постельные принадлежности, чаши и глиняные сосуды. Ещё они принесли пшеницы и ячменя, муки и поджаренного зерна, бобов и чечевицы, 29 мёда и творога, овец и сыра из коровьего молока в пищу Довуду и его людям.

Они сказали:

– В пустыне люди проголодались, устали и хотят пить.

Notas al pie

  1. 2 Цар 17:9 Или: «Когда некоторые из воинов падут в первом бою».
  2. 2 Цар 17:25 В других рукописях: «исроильтянин»; «изреельтянин» (см. 1 Лет. 2:17).
  3. 2 Цар 17:25 Букв.: «Итра» – вариант имени Иетер (см. 3 Цар. 2:5).
  4. 2 Цар 17:25 Существует три мнения о том, кто такой(-ая) Нахаш: 1) это второе имя Есея, отца Довуда (см. 1 Лет. 2:13-17); 2) это женщина, жена Есея; 3) так звали первого мужа (если он был) жены Есея. В таком случае, Авигайль и Церуя были единоутробными сёстрами Довуда.