The Message

1 Samuel 2

1Hannah prayed:

I’m bursting with God-news!
    I’m walking on air.
I’m laughing at my rivals.
    I’m dancing my salvation.

2-5 Nothing and no one is holy like God,
    no rock mountain like our God.
Don’t dare talk pretentiously—
    not a word of boasting, ever!
For God knows what’s going on.
    He takes the measure of everything that happens.
The weapons of the strong are smashed to pieces,
    while the weak are infused with fresh strength.
The well-fed are out begging in the streets for crusts,
    while the hungry are getting second helpings.
The barren woman has a houseful of children,
    while the mother of many is bereft.

6-10 God brings death and God brings life,
    brings down to the grave and raises up.
God brings poverty and God brings wealth;
    he lowers, he also lifts up.
He puts poor people on their feet again;
    he rekindles burned-out lives with fresh hope,
Restoring dignity and respect to their lives—
    a place in the sun!
For the very structures of earth are God’s;
    he has laid out his operations on a firm foundation.
He protectively cares for his faithful friends, step by step,
    but leaves the wicked to stumble in the dark.
    No one makes it in this life by sheer muscle!
God’s enemies will be blasted out of the sky,
    crashed in a heap and burned.
God will set things right all over the earth,
    he’ll give strength to his king,
    he’ll set his anointed on top of the world!

11 Elkanah went home to Ramah. The boy stayed and served God in the company of Eli the priest.

Samuel Serves God

12-17 Eli’s own sons were a bad lot. They didn’t know God and could not have cared less about the customs of priests among the people. Ordinarily, when someone offered a sacrifice, the priest’s servant was supposed to come up and, while the meat was boiling, stab a three-pronged fork into the cooking pot. The priest then got whatever came up on the fork. But this is how Eli’s sons treated all the Israelites who came to Shiloh to offer sacrifices to God. Before they had even burned the fat to God, the priest’s servant would interrupt whoever was sacrificing and say, “Hand over some of that meat for the priest to roast. He doesn’t like boiled meat; he likes his rare.” If the man objected, “First let the fat be burned—God’s portion!—then take all you want,” the servant would demand, “No, I want it now. If you won’t give it, I’ll take it.” It was a horrible sin these young servants were committing—and right in the presence of God!—desecrating the holy offerings to God.

18-20 In the midst of all this, Samuel, a boy dressed in a priestly linen tunic, served God. Additionally, every year his mother would make him a little robe cut to his size and bring it to him when she and her husband came for the annual sacrifice. Eli would bless Elkanah and his wife, saying, “God give you children to replace this child you have dedicated to God.” Then they would go home.

21 God was most especially kind to Hannah. She had three more sons and two daughters! The boy Samuel stayed at the sanctuary and grew up with God.

A Hard Life with Many Tears

22-25 By this time Eli was very old. He kept getting reports on how his sons were ripping off the people and sleeping with the women who helped out at the sanctuary. Eli took them to task: “What’s going on here? Why are you doing these things? I hear story after story of your corrupt and evil carrying on. Oh, my sons, this is not right! These are terrible reports I’m getting, stories spreading right and left among God’s people! If you sin against another person, there’s help—God’s help. But if you sin against God, who is around to help?”

25-26 But they were far gone in disobedience and refused to listen to a thing their father said. So God, who was fed up with them, decreed their death. But the boy Samuel was very much alive, growing up, blessed by God and popular with the people.

27-30 A holy man came to Eli and said: “This is God’s message: I revealed myself openly to your ancestors when they were Pharaoh’s slaves in Egypt. Out of all the tribes of Israel, I chose your family to be my priests: to preside at the Altar, to burn incense, to wear the priestly robes in my presence. I put your ancestral family in charge of all the sacrificial offerings of Israel. So why do you now treat as mere loot these very sacrificial offerings that I commanded for my worship? Why do you treat your sons better than me, turning them loose to get fat on these offerings, and ignoring me? Therefore—this is God’s word, the God of Israel speaking—I once said that you and your ancestral family would be my priests indefinitely, but now—God’s word, remember!—there is no way this can continue.

I honor those who honor me;
those who scorn me I demean.

31-36 “Be well warned: It won’t be long before I wipe out both your family and your future family. No one in your family will make it to old age! You’ll see good things that I’m doing in Israel, but you’ll see it and weep, for no one in your family will live to enjoy it. I will leave one person to serve at my Altar, but it will be a hard life, with many tears. Everyone else in your family will die before their time. What happens to your two sons, Hophni and Phinehas, will be the proof: Both will die the same day. Then I’ll establish for myself a true priest. He’ll do what I want him to do, be what I want him to be. I’ll make his position secure and he’ll do his work freely in the service of my anointed one. Survivors from your family will come to him begging for handouts, saying, ‘Please, give me some priest work, just enough to put some food on the table.’”

Священное Писание (Восточный Перевод)

1 Царств 2

Молитва Ханны

1Ханна сказала:

– Возликовало моё сердце в Вечном,
    в Вечном обрела я силу[a] свою.
Я смеюсь над своими врагами
    и радуюсь своему избавлению.
Нет столь святого, как Вечный;
    нет другого, кроме Тебя;
    нет скалы, подобной нашему Богу.

Не говорите больше надменно,
    не давайте своим устам говорить с такой дерзостью,
ведь Вечный есть Бог, знающий всё,
    оценивающий все дела.

Сломаны луки воинов,
    а слабые становятся сильными.
Те, кто был сыт, теперь нанимаются работать за пищу,
    а те, кто голодал, больше не голодают.
Когда-то бесплодная – родила семерых,
    а имевшая много сыновей – изнемогает.
Вечный умерщвляет и оживляет,
    низводит в мир мёртвых и выводит из него.
Вечный делает нищим и даёт богатство;
    Он смиряет и возносит.
Он поднимает бедного из праха
    и возносит нищего с груды пепла.
Сажает их с вождями
    и даёт им наследовать престол славы.

Ведь основания земли устроены Вечным,
    на них Он поставил мир.
Он охраняет пути верных Ему,
    а нечестивые сгинут во мраке.
Сила им не поможет:
10     противники Вечного будут рассеяны.
Он разразится на них громом с небес;
    Вечный будет судить до края земли.

Он даст мощь Своему царю,
    силу – Своему помазаннику.

11 Элкана пошёл к себе домой в Раму, а мальчик остался служить перед Вечным при священнослужителе Илии.

Нечестивые сыновья Илия

12 Сыновья Илия были нечестивцами. Им не было дела ни до Вечного, 13 ни до долга священнослужителей по отношению к народу. Всякий раз, когда кто-нибудь приносил жертву, в то время, когда варилось мясо, приходил слуга священнослужителей с трёхзубой вилкой в руке. 14 Он опускал её в кастрюлю, сковороду, котёл или горшок и брал себе всё, что попадалось на вилку. Так священнослужители поступали со всяким жертвенным мясом, которое приносили исраильтяне, приходившие в Шило. 15 Мало этого, ещё до того, как сжигали жир, слуга священнослужителя приходил и говорил человеку, который приносил жертву: «Дай священнослужителю мяса для жаркого. Он не возьмёт у тебя варёное мясо, только сырое». 16 Если человек говорил ему: «Пусть вначале сожгут жир, а потом ты возьмёшь всё, что хочешь», то слуга отвечал: «Нет, давай сейчас. А если нет, я возьму силой».

17 Грех этих молодых людей, сыновей Илия, был очень велик перед Вечным, ведь они относились с презрением к приношениям Вечному.

18 Но Шемуил служил перед Вечным. Он был мальчиком, носящим льняной ефод[b]. 19 Каждый год мать шила для него маленький плащ и приносила ему, когда приходила с мужем для приношения ежегодной жертвы. 20 Илий благословлял Элкану и его жену, говоря:

– Пусть Вечный даст тебе детей от этой женщины вместо того, о ком она молилась и кого отдала Вечному.

Потом они возвращались домой. 21 Вечный был милостив к Ханне, и она родила ещё троих сыновей и двух дочерей. Тем временем Шемуил рос в присутствии Вечного.

22 Илий же, который был очень стар, слышал обо всём, что его сыновья делают с Исраилом, и что они спят с женщинами, которые служат у входа в шатёр встречи.

23 Он сказал им:

– Что вы делаете? От всего народа я слышу о ваших нечестивых делах. 24 Нет, мои сыновья, не хороша молва, которая, как я слышу, распространяется среди народа Вечного. 25 Если человек согрешит против другого, то Всевышний может стать посредником между ними, но если человек согрешит против Вечного, кто заступится[c] за него?

Но сыновья не прислушивались к отцовским упрёкам, потому что в воле Вечного было предать их смерти.

26 А Шемуил взрослел. Его любили и люди, и Вечный.

Пророчество о семье Илия

27 И вот, пришёл к Илию пророк и сказал ему:

– Так говорит Вечный: «Разве Я не открывался ясно твоему предку Харуну и его семье, когда они ещё были в Египте под властью фараона? 28 Я выбрал Харуна из всех родов Исраила, чтобы он был Моим священнослужителем, восходил к Моему жертвеннику, возжигал благовония и носил предо Мною ефод[d]. Ещё Я дал ему и его семье все огненные жертвы исраильтян. 29 Почему же вы попираете ногами Мои жертвы и приношения, которые Я установил для Своего жилища? Почему ты предпочитаешь Мне своих сыновей, жирея от лучших частей каждого приношения, совершаемого Моим народом, Исраилом?»

30 Поэтому Вечный, Бог Исраила, возвещает: «Я обещал, что твоя семья и твоё родство будут служить передо Мной вечно». Но теперь Вечный возвещает: «Да не будет так! Тех, кто чтит Меня, буду чтить и Я, но тем, кто презирает Меня, будет плохо. 31 Наступит время, когда Я лишу силы твою семью и твоё родство, и никто в твоём семействе не доживёт до старости. 32 Ты увидишь бедствие в Моём жилище. Хотя Исраил будет благоденствовать, никто в твоём семействе никогда не будет доживать до старости. 33 Всякий, кого Я не отрешу от жертвенника, будет сбережён только для того, чтобы наполнять слезами твои глаза и печалить твоё сердце, и все твои потомки будут умирать во цвете лет.

34 А то, что случится с двумя твоими сыновьями, Хофни и Пинхасом, будет знаком для тебя – оба они умрут в один день. 35 Я поставлю Себе верного священнослужителя, который будет поступать по сердцу Моему. Я утвержу его дом, и он всегда будет ходить перед Моим помазанником. 36 Тогда всякий оставшийся из твоего дома придёт, склонится перед ним за грамм[e] серебра и корку хлеба и взмолится: „Дай мне какую-нибудь должность священнослужителя, чтобы у меня было пропитание“».

Notas al pie

  1. 2:1 Букв.: «вознёсся мой рог». Рог был символом могущества, власти и силы. То же в ст. 10.
  2. 2:18 Простой льняной ефод (своего рода передник) был облачением всех священнослужителей (см. 22:18), за исключением верховного священнослужителя, который носил ефод из дорогой материи (см. Исх. 28:6-30).
  3. 2:25 Или: «помолится».
  4. 2:28 На ефод золотыми цепочками крепился нагрудник, в котором находился священный жребий, урим («свет») и туммим («совершенство»). С помощью этих предметов определяли волю Всевышнего, но как именно, сегодня не известно. По всей вероятности, именно в этой связи упоминается в данном стихе ефод (см. также 14:2-3, 18-19; 23:6-12; 30:7-8).
  5. 2:36 Букв.: «за геру».