King James Version

Esther 7

1So the king and Haman came to banquet with Esther the queen.

And the king said again unto Esther on the second day at the banquet of wine, What is thy petition, queen Esther? and it shall be granted thee: and what is thy request? and it shall be performed, even to the half of the kingdom.

Then Esther the queen answered and said, If I have found favour in thy sight, O king, and if it please the king, let my life be given me at my petition, and my people at my request:

For we are sold, I and my people, to be destroyed, to be slain, and to perish. But if we had been sold for bondmen and bondwomen, I had held my tongue, although the enemy could not countervail the king's damage.

Then the king Ahasuerus answered and said unto Esther the queen, Who is he, and where is he, that durst presume in his heart to do so?

And Esther said, The adversary and enemy is this wicked Haman. Then Haman was afraid before the king and the queen.

And the king arising from the banquet of wine in his wrath went into the palace garden: and Haman stood up to make request for his life to Esther the queen; for he saw that there was evil determined against him by the king.

Then the king returned out of the palace garden into the place of the banquet of wine; and Haman was fallen upon the bed whereon Esther was. Then said the king, Will he force the queen also before me in the house? As the word went out of king's mouth, they covered Haman's face.

And Harbonah, one of the chamberlains, said before the king, Behold also, the gallows fifty cubits high, which Haman had made for Mordecai, who spoken good for the king, standeth in the house of Haman. Then the king said, Hang him thereon.

10 So they hanged Haman on the gallows that he had prepared for Mordecai. Then was the king's wrath pacified.

Священное Писание (Восточный перевод), версия с «Аллахом»

Есф 7

Казнь Амана

1Царь с Аманом отправились пировать у царицы Есфири. И когда они пили вино во второй день, царь спросил опять:

– Царица Есфирь, чего ты хочешь? Всё тебе будет. Какова твоя просьба? Даже полцарства – всё получишь!

И царица Есфирь ответила:

– О царь, если я нашла у тебя расположение и если это угодно царю, то сохрани мне жизнь – вот чего я хочу. И пощади мой народ – вот моя просьба. Ведь я и мой народ проданы на погибель, уничтожение и искоренение. Если бы нас всего лишь продали как рабов и рабынь, я бы смолчала и не стала из-за этого беспокоить царя[a].

Царь Ксеркс спросил царицу Есфирь:

– Кто же он? Кто осмелился такое сделать?

Есфирь сказала:

– Противник и враг – этот подлый Аман.

И Аман задрожал от страха перед царём и царицей. Царь в гневе поднялся с места, оставил вино и вышел во дворцовый сад. А Аман, понимая, что царь уже решил его судьбу, остался, чтобы умолять царицу Есфирь даровать ему жизнь. В тот момент, когда царь вернулся из дворцового сада в пиршественный зал, Аман как раз приник к ложу, где возлежала царица Есфирь.

Царь вскричал:

– Да что же это такое, он ещё вздумал изнасиловать царицу прямо в моём дворце?!

Едва лишь слово слетело с уст царя, Аману накрыли лицо. И Харбона, один из евнухов, прислуживавших царю, сказал:

– Вот и виселица высотой в двадцать два метра[b] стоит у Аманова дома; он приготовил её для Мардохея, чьё слово спасло царя.

Царь сказал:

– Вот и повесьте его на ней!

10 И Амана повесили на виселице, которую он приготовил для Мардохея. И ярость царя улеглась.

Notas al pie

  1. 7:4 Или: «…смолчала, хотя враг и не возместил бы ущерба царю».
  2. 7:9 Букв.: «пятьдесят локтей».