Священное Писание (Восточный перевод), версия для Таджикистана

3 Цар 22

Пророчество Михея против Ахава

1Три года между Сирией и Исроилом не было войны. Но на третий год Иосафат, царь Иудеи, отправился к царю Исроила.

Царь Исроила сказал своим приближённым:

– Разве вы не знаете, что Рамот Галаадский принадлежит нам, а мы и не пытаемся забрать его у царя Сирии?

Он спросил Иосафата:

– Пойдёшь ли ты со мной воевать за Рамот Галаадский?

Иосафат ответил царю Исроила:

– Я с тобой. Мой народ – твой народ, мои кони – твои кони.

Но ещё Иосафат сказал царю Исроила:

– Спроси вначале совета у Вечного.

Царь Исроила собрал пророков – около четырёхсот человек – и спросил их:

– Идти ли мне войной на Рамот Галаадский или не ходить?

– Иди, – ответили они. – Владыка отдаст город в руки царя.

Но Иосафат спросил:

– Разве нет здесь ещё пророка Вечного, которого мы могли бы спросить?

Царь Исроила ответил Иосафату:

– Есть ещё один человек, через которого мы можем спросить Вечного, но я ненавижу его, потому что он никогда не пророчествует обо мне ничего доброго, а только плохое. Это Михей, сын Имлы.

– Царю не следует так говорить, – сказал Иосафат.

Тогда царь Исроила позвал одного из военачальников и сказал:

– Немедленно приведи Михея, сына Имлы!

10 Облачённые в царские одеяния царь Исроила и Иосафат, царь Иудеи, сидели на своих тронах на площади у ворот Сомарии, а все пророки пророчествовали перед ними.

11 Тогда Цедекия, сын Кенааны, сделал себе железные рога[a] и сказал:

– Так говорит Вечный: «Ими ты будешь бодать сирийцев, пока они не будут истреблены».

12 Все остальные пророки пророчествовали о том же, говоря:

– Иди на Рамот Галаадский и будь победителем! Вечный отдаст его в руки царя.

13 Посланник, который ходил, чтобы позвать Михея, сказал ему:

– Слушай, все остальные пророки, как один, предсказывают царю успех. Пусть твоё слово будет согласно с их словами, и говори благоприятно.

14 Но Михей сказал:

– Верно, как и то, что жив Вечный, – я скажу ему лишь то, что скажет мне Вечный.

15 Когда он пришёл, царь спросил его:

– Михей! Идти ли нам воевать с Рамотом Галаадским или не ходить?

– Иди конечно, и будь победителем, – ответил он. – Вечный обязательно отдаст его в руки царя.

16 Но царь сказал ему:

– Сколько раз мне заставить тебя поклясться, чтобы ты не говорил мне ничего, кроме истины во имя Вечного?

17 Тогда Михей ответил:

– Я видел весь Исроил рассеянным по горам, как овцы без пастуха, и Вечный сказал: «У них нет господина. Пусть каждый возвращается с миром домой».

18 Царь Исроила сказал Иосафату:

– Разве я не говорил тебе, что он никогда не пророчествует обо мне ничего хорошего, одно лишь плохое?

19 А Михей сказал:

– Итак, выслушай слово Вечного. Я видел Вечного сидящим на Своём троне, со всем небесным воинством, стоявшим справа и слева от Него. 20 Вечный сказал: «Кто выманит Ахава, чтобы он пошёл и пал при Рамоте Галаадском?» И один предлагал одно, другой другое, 21 тогда вышел некий дух и встал перед Вечным, сказав: «Я его выманю». «Как?» – спросил Вечный. 22 «Я пойду и стану лживым духом в речах всех его пророков», – сказал он. «Да, ты преуспеешь в этом и выманишь его, – сказал Вечный. – Иди и сделай так». 23 И вот, теперь Вечный вложил в уста всех этих твоих пророков лживый дух, а тебе Вечный определил беду.

24 Тогда Цедекия, сын Кенааны, подошёл и ударил Михея по щеке.

– Как это Дух Вечного перешёл от меня к тебе, чтобы говорить с тобой? – спросил он.

25 Михей ответил:

– Ты узнаешь это в тот день, когда будешь прятаться во внутренней комнате.

26 Тогда царь Исроила приказал:

– Возьмите Михея и отправьте его к Амону, правителю города, и к Иоашу, приближённому царя, 27 и скажите: Так говорит царь: «Посадите этого человека в темницу и не давайте ему ничего, кроме хлеба и воды, пока я благополучно не вернусь».

28 Михей сказал:

– Если ты благополучно вернёшься, значит, Вечный не говорил через меня!

И ещё он сказал:

– Пусть все услышат это!

Гибель Ахава

29 И царь Исроила пошёл на Рамот Галаадский с Иосафатом, царём Иудеи. 30 Царь Исроила сказал Иосафату:

– Я вступлю в сражение переодетым, но ты носи свои царские одежды.

Царь Исроила переоделся и вступил в сражение.

31 А царь Сирии приказал тридцати двум начальникам над своими колесницами:

– Не сражайтесь ни с кем, ни с малым, ни с великим, кроме царя Исроила.

32 Когда начальники над колесницами увидели Иосафата, они подумали: «Конечно, это и есть царь Исроила».

И они повернули, чтобы напасть на него, но когда Иосафат закричал, 33 начальники над колесницами увидели, что он не царь Исроила и перестали его преследовать. 34 Но кто-то натянул лук и случайно ранил царя Исроила, так что стрела попала в щель между доспехами.

Царь сказал своему колесничему:

– Разворачивайся и вывези меня из боя. Я ранен.

35 Но битва кипела весь день, и царь вынужден был стоять в своей колеснице перед сирийцами. Кровь из раны текла на пол колесницы, и вечером он умер. 36 Когда садилось солнце, по войску прокатился клич:

– Пусть каждый человек возвращается в свой город, каждый – в свою землю!

37 Царь умер и был привезён в Сомарию, где его и похоронили. 38 А колесницу вымыли в сомарийском пруду, где мылись блудницы,[b] и псы лизали его кровь – по слову Вечного, которое Он изрёк.[c]

39 Прочие события царствования Ахава и то, что он сделал, включая дворец, построенный им и выложенный слоновой костью, и города, которые он укрепил, записано в «Книге летописей царей Исроила».

40 Ахав упокоился со своими предками. И царём вместо него стал его сын Охозия.

Иосафат – царь Иудеи

41 Иосафат, сын Осо, стал царём Иудеи на четвёртом году правления Ахава, царя Исроила. 42 Иосафату было тридцать пять лет, когда он стал царём, и правил он в Иерусалиме двадцать пять лет. Его мать звали Азува, она была дочерью Шилхи. 43 Он во всём ходил путями своего отца Осо и не уклонялся от них, делая то, что было правильным в глазах Вечного. Но святилища на возвышенностях не были уничтожены, и народ продолжал приносить там жертвы и возжигать благовония. 44 Ещё Иосафат заключил мир с царём Исроила.

45 Прочие события царствования Иосафата, то, что он совершил, и его воинские подвиги записаны в «Книге летописей царей Иудеи». 46 Остаток храмовых блудников, которые ещё были в стране в дни его отца Осо, он искоренил. 47 В Эдоме не было царя, правил наместник.

48 Иосафат построил флотилию торговых кораблей[d], чтобы плавать в Офир за золотом, но они так и не отплыли, потому что разбились в родном порту Эцион-Гевер.

49 В то время Охозия, сын Ахава, сказал Иосафату:

– Пусть мои люди плавают вместе с твоими, – но Иосафат не захотел.

50 Иосафат упокоился со своими предками и был похоронен с ними в Городе Довуда, своего предка. И царём вместо него стал его сын Иорам.

Охозия – царь Исроила

51 Охозия, сын Ахава, стал царём Исроила на семнадцатом году правления Иосафата, царя Иудеи, и правил в Сомарии Исроилом два года. 52 Он делал зло в глазах Вечного, потому что ходил путями отца и матери и путями Иеровоама, сына Невата, который склонил Исроил к греху. 53 Он служил Баалу и поклонялся ему, и вызывал гнев Вечного, Бога Исроила, как и его отец.

Notas al pie

  1. 3 Цар 22:11 Рог был символом могущества, власти и силы.
  2. 3 Цар 22:38 Или: «…пруду, и омыли его оружие».
  3. 3 Цар 22:38 См. 21:19.
  4. 3 Цар 22:48 Букв.: «фарсисских кораблей».

The Message

1 Kings 22

11-3 They enjoyed three years of peace—no fighting between Aram and Israel. In the third year, Jehoshaphat king of Judah had a meeting with the king of Israel. Israel’s king remarked to his aides, “Do you realize that Ramoth Gilead belongs to us, and we’re sitting around on our hands instead of taking it back from the king of Aram?”

4-5 He turned to Jehoshaphat and said, “Will you join me in fighting for Ramoth Gilead?”

Jehoshaphat said, “You bet. I’m with you all the way—my troops are your troops, my horses are your horses.” He then continued, “But before you do anything, ask God for guidance.”

The king of Israel got the prophets together—all four hundred of them—and put the question to them: “Should I attack Ramoth Gilead? Or should I hold back?”

“Go for it,” they said. “God will hand it over to the king.”

But Jehoshaphat dragged his heels: “Is there still another prophet of God around here we can consult?”

The king of Israel told Jehoshaphat, “As a matter of fact, there is still one such man. But I hate him. He never preaches anything good to me, only doom, doom, doom—Micaiah son of Imlah.”

“The king shouldn’t talk about a prophet like that,” said Jehoshaphat.

So the king of Israel ordered one of his men, “On the double! Get Micaiah son of Imlah.”

10-12 Meanwhile, the king of Israel and Jehoshaphat were seated on their thrones, dressed in their royal robes, resplendent in front of the Samaria city gates. All the prophets were staging a prophecy-performance for their benefit. Zedekiah son of Kenaanah had even made a set of iron horns, and brandishing them called out, “God’s word! With these horns you’ll gore Aram until there’s nothing left of him!” All the prophets chimed in, “Yes! Go for Ramoth Gilead! An easy victory! God’s gift to the king!”

13 The messenger who went to get Micaiah said, “The prophets have all said Yes to the king. Make it unanimous—vote Yes!”

14 But Micaiah said, “As surely as God lives, what God says, I’ll say.”

15 With Micaiah before him, the king asked him, “So Micaiah—do we attack Ramoth Gilead, or do we hold back?”

“Go ahead,” he said. “An easy victory. God’s gift to the king.”

16 “Not so fast,” said the king. “How many times have I made you promise under oath to tell me the truth and nothing but the truth?”

17 “All right,” said Micaiah, “since you insist.

I saw all of Israel scattered over the hills,
    sheep with no shepherd.
Then God spoke: ‘These poor people
    have no one to tell them what to do.
Let them go home and do
    the best they can for themselves.’”

18 Then the king of Israel turned to Jehoshaphat, “See! What did I tell you? He never has a good word for me from God, only doom.”

19-23 Micaiah kept on: “I’m not done yet; listen to God’s word:

I saw God enthroned,
    and all the angel armies of heaven
Standing at attention
    ranged on his right and his left.
And God said, ‘How can we seduce Ahab
    into attacking Ramoth Gilead?’
Some said this,
    and some said that.
Then a bold angel stepped out,
    stood before God, and said,
‘I’ll seduce him.’
    ‘And how will you do it?’ said God.
‘Easy,’ said the angel,
    ‘I’ll get all the prophets to lie.’
‘That should do it,’ said God.
    ‘On your way—seduce him!’

“And that’s what has happened. God filled the mouths of your puppet prophets with seductive lies. God has pronounced your doom.”

24 Just then Zedekiah son of Kenaanah came up and punched Micaiah in the nose, saying, “Since when did the Spirit of God leave me and take up with you?”

25 Micaiah said, “You’ll know soon enough; you’ll know it when you’re frantically and futilely looking for a place to hide.”

26-27 The king of Israel had heard enough: “Get Micaiah out of here! Turn him over to Amon the city magistrate and to Joash the king’s son with this message, ‘King’s orders: Lock him up in jail; keep him on bread and water until I’m back in one piece.’”

28 Micaiah said, “If you ever get back in one piece, I’m no prophet of God.”

He added,“When it happens, O people, remember where you heard it!”

29-30 The king of Israel and Jehoshaphat king of Judah attacked Ramoth Gilead. The king of Israel said to Jehoshaphat, “Wear my kingly robe; I’m going into battle disguised.” So the king of Israel entered the battle in disguise.

31 Meanwhile, the king of Aram had ordered his chariot commanders (there were thirty-two of them): “Don’t bother with anyone, whether small or great; go after the king of Israel and him only.”

32-33 When the chariot commanders saw Jehoshaphat they said, “There he is! The king of Israel!” and took after him. Jehoshaphat yelled out, and the chariot commanders realized they had the wrong man—it wasn’t the king of Israel after all. They let him go.

34 Just then someone, without aiming, shot an arrow randomly into the crowd and hit the king of Israel in the chink of his armor. The king told his charioteer, “Turn back! Get me out of here—I’m wounded.”

35-37 All day the fighting continued, hot and heavy. Propped up in his chariot, the king watched from the sidelines. He died that evening. Blood from his wound pooled in the chariot. As the sun went down, shouts reverberated through the ranks, “Abandon camp! Head for home! The king is dead!”

37-38 The king was brought to Samaria and there they buried him. They washed down the chariot at the pool of Samaria where the town whores bathed, and the dogs lapped up the blood, just as God’s word had said.

39-40 The rest of Ahab’s life—everything he did, the ivory palace he built, the towns he founded, and the defense system he built up—is all written up in The Chronicles of the Kings of Israel. He was buried in the family cemetery and his son Ahaziah was the next king.

Jehoshaphat of Judah

41-44 Jehoshaphat son of Asa became king of Judah in the fourth year of Ahab king of Israel. Jehoshaphat was thirty-five years old when he became king and he ruled for twenty-five years in Jerusalem. His mother was Azubah daughter of Shilhi. He continued the kind of life characteristic of his father Asa—no detours, no dead ends—pleasing God with his life. But he failed to get rid of the neighborhood sex-and-religion shrines. People continued to pray and worship at these idolatrous shrines. And he kept on good terms with the king of Israel.

45-46 The rest of Jehoshaphat’s life, his achievements and his battles, is all written in The Chronicles of the Kings of Judah. Also, he got rid of the sacred prostitutes left over from the days of his father Asa.

47 Edom was kingless during his reign; a deputy was in charge.

48-49 Jehoshaphat built ocean-going ships to sail to Ophir for gold. But they never made it; they shipwrecked at Ezion Geber. During that time Ahaziah son of Ahab proposed a joint shipping venture, but Jehoshaphat wouldn’t go in with him.

50 Then Jehoshaphat died and was buried in the family cemetery in the City of David his ancestor. Jehoram his son was the next king.

Ahaziah of Israel

51-53 Ahaziah son of Ahab became king over Israel in Samaria in the seventeenth year of Jehoshaphat king of Judah. He ruled Israel for two years. As far as God was concerned, he lived an evil life, reproducing the bad life of his father and mother, repeating the pattern set down by Jeroboam son of Nebat, who led Israel into a life of sin. Worshiping at the Baal shrines, he made God, the God of Israel, angry, oh, so angry. If anything, he was worse than his father.