Священное Писание (Восточный перевод), версия для Таджикистана

3 Цар 17

Ильёс предсказывает засуху

1Ильёс из Тишбы, что в Галааде, сказал Ахаву:

– Верно, как и то, что жив Вечный, Бог Исроила, Которому я служу, – в эти годы не будет ни росы, ни дождя, разве только по моему слову.

И к Ильёсу было слово Вечного:

– Уходи отсюда, иди на восток и спрячься у реки Керита, что к востоку от Иордана. Из реки ты будешь пить, а кормить тебя Я повелел во́ронам.

И он сделал, как сказал ему Вечный. Он пошёл к реке Кериту, что к востоку от Иордана, и остался там. Вороны приносили ему хлеб и мясо утром и вечером, а пил он из реки.

Ильёс и вдова из Сарепты

Через некоторое время река пересохла, потому что в стране не было дождя. Тогда к пророку было слово Вечного:

– Теперь ступай в Сарепту[a], что близ Сидона, и живи там. Я повелел одной вдове кормить тебя.

10 И он пошёл в Сарепту. Когда он подошёл к воротам города, там была вдова, которая собирала дрова. Он позвал её и сказал:

– Принеси мне в сосуде немного воды попить.

11 Когда она пошла, он окликнул её и сказал:

– Принеси мне и кусок хлеба.

12 – Верно, как и то, что жив Вечный, твой Бог, – ответила она, – у меня нет хлеба – лишь пригоршня муки в кадке да немного масла в кувшине. Вот возьму пару поленьев и пойду, приготовлю из этой муки еду для себя и для сына. Съедим это, а потом умрём.

13 Ильёс сказал ей:

– Не бойся. Иди домой и сделай так, как сказала. Но сперва сделай для меня из того, что у тебя есть, маленькую лепёшку и принеси мне, а потом приготовь что-нибудь для себя и своего сына. 14 Ведь так говорит Вечный, Бог Исроила: «Мука в кадке не переведётся, и масло в кувшине не кончится до того дня, когда Вечный пошлёт на землю дождь».

15 Она пошла и сделала так, как сказал ей Ильёс. И каждый день у неё, у Ильёса и у её семьи была пища. 16 Мука в кадке не переводилась и масло в кувшине не кончалось – по слову Вечного, сказанному Ильёсом.

Воскрешение сына вдовы

17 Через некоторое время сын той женщины, хозяйки дома, заболел. Ему становилось всё хуже и хуже и, наконец, он перестал дышать. 18 Тогда она сказала Ильёсу:

– Что у тебя против меня, человек Всевышнего? Ты пришёл, чтобы напомнить мне о моём грехе и убить моего сына?

19 – Дай мне своего сына, – ответил ей Ильёс.

Он взял его у неё из рук, отнёс в верхнюю комнату, где он жил, и положил его на постель. 20 Затем он воззвал к Вечному:

– Вечный, Бог мой, неужели Ты наведёшь беду и на вдову, у которой я живу, умертвив её сына?

21 Он простирался над мальчиком трижды и взывал к Вечному:

– Вечный, Бог мой, пусть жизнь этого мальчика вернётся к нему!

22 Вечный услышал мольбу Ильёса, и жизнь мальчика вернулась к нему, и он ожил. 23 Ильёс взял мальчика и отнёс его вниз из своей комнаты в дом. Он отдал его матери и сказал:

– Смотри, твой сын жив!

24 Женщина сказала Ильёсу:

– Теперь я знаю, что ты пророк, и что слово Вечного, сказанное тобой, истинно.

Notas al pie

  1. 3 Цар 17:9 Сарепта – финикийский город, находившийся на территории современного государства Ливан. А значит пророк должен был покинуть пределы Исроила.

The Message

1 Kings 17

1And then this happened: Elijah the Tishbite, from among the settlers of Gilead, confronted Ahab: “As surely as God lives, the God of Israel before whom I stand in obedient service, the next years are going to see a total drought—not a drop of dew or rain unless I say otherwise.”

2-4 God then told Elijah, “Get out of here, and fast. Head east and hide out at the Kerith Ravine on the other side of the Jordan River. You can drink fresh water from the brook; I’ve ordered the ravens to feed you.”

5-6 Elijah obeyed God’s orders. He went and camped in the Kerith canyon on the other side of the Jordan. And sure enough, ravens brought him his meals, both breakfast and supper, and he drank from the brook.

7-9 Eventually the brook dried up because of the drought. Then God spoke to him: “Get up and go to Zarephath in Sidon and live there. I’ve instructed a woman who lives there, a widow, to feed you.”

10-11 So he got up and went to Zarephath. As he came to the entrance of the village he met a woman, a widow, gathering firewood. He asked her, “Please, would you bring me a little water in a jug? I need a drink.” As she went to get it, he called out, “And while you’re at it, would you bring me something to eat?”

12 She said, “I swear, as surely as your God lives, I don’t have so much as a biscuit. I have a handful of flour in a jar and a little oil in a bottle; you found me scratching together just enough firewood to make a last meal for my son and me. After we eat it, we’ll die.”

13-14 Elijah said to her, “Don’t worry about a thing. Go ahead and do what you’ve said. But first make a small biscuit for me and bring it back here. Then go ahead and make a meal from what’s left for you and your son. This is the word of the God of Israel: ‘The jar of flour will not run out and the bottle of oil will not become empty before God sends rain on the land and ends this drought.’”

15-16 And she went right off and did it, did just as Elijah asked. And it turned out as he said—daily food for her and her family. The jar of meal didn’t run out and the bottle of oil didn’t become empty: God’s promise fulfilled to the letter, exactly as Elijah had delivered it!

17 Later on the woman’s son became sick. The sickness took a turn for the worse—and then he stopped breathing.

18 The woman said to Elijah, “Why did you ever show up here in the first place—a holy man barging in, exposing my sins, and killing my son?”

19-20 Elijah said, “Hand me your son.”

He then took him from her bosom, carried him up to the loft where he was staying, and laid him on his bed. Then he prayed, “O God, my God, why have you brought this terrible thing on this widow who has opened her home to me? Why have you killed her son?”

21-23 Three times he stretched himself out full-length on the boy, praying with all his might, “God, my God, put breath back into this boy’s body!” God listened to Elijah’s prayer and put breath back into his body—he was alive! Elijah picked the boy up, carried him downstairs from the loft, and gave him to his mother. “Here’s your son,” said Elijah, “alive!”

24 The woman said to Elijah, “I see it all now—you are a holy man. When you speak, God speaks—a true word!”