Священное Писание (Восточный перевод), версия с «Аллахом»

Наум 2

Падение Ниневии

1Ниневия, против тебя поднимается разрушитель.
    Охраняй крепости,
    стереги дорогу,
    укрепляй себя,
    собери все свои силы.

Вечный восстановит величие Якуба,
    подобно величию Исраила,
хотя разрушители опустошили их
    и погубили их виноградные лозы.

Щиты бойцов его красны,
    его воины – в багряных одеждах.
Сверкает металл колесниц
    в день, когда они приготовлены к бою,
    колышется лес копий.
Проносятся по улицам колесницы,
    мечутся по площадям.
Они подобны пылающим факелам,
    как сверкающие молнии.

Царь созывает своих лучших воинов,
    но они спотыкаются на ходу.
Они устремляются к городским стенам,
    но против них уже возведены осадные сооружения.
Речные ворота распахнуты,
    и враг разрушает царский дворец.
Решено: Ниневия будет обнажена и уведена в плен.
    Рабыни её стонут, как голубки,
    и бьют себя в грудь.
Ниневия – как убывающий водоём:
    словно прорвавшаяся вода, бегут из неё люди.
«Стойте! Стойте!» – кричат им,
    но никто не останавливается.
Расхищайте серебро!
    Расхищайте золото!
Нет конца их запасам
    и богатствам из сокровищниц.
10 Разграблен, опустошён и разорён город.
Сердца людей замирают от страха,
    колени трясутся,
    дрожат тела,
    и у всех бледнеют лица.

11 Где же теперь Ниневия, что была как логово львов,
    как место, где выкармливают своих львят,
по которому бродили лев, львица и львёнок,
    и ничто их не пугало?
12 Лев растерзал достаточно добычи для своих детёнышей
    и удавил жертву для своей львицы,
наполнил добычею свои пещеры
    и жертвами – своё логово.

13 – Я против тебя! –
    возвещает Вечный, Повелитель Сил. –
Я сожгу в дыму твои колесницы,
    и меч истребит твоих молодых львов;
    Я не оставлю на земле добычи для тебя.
И не будет больше слышен
    голос твоих посланников.

The Message

Nahum 2

Israel’s Been to Hell and Back

1The juggernaut’s coming!
    Post guards, lay in supplies.
Get yourselves together,
    get ready for the big battle.

God has restored the Pride of Jacob,
    the Pride of Israel.
Israel’s lived through hard times.
    He’s been to hell and back.

3-12 Weapons flash in the sun,
    the soldiers splendid in battle dress,
Chariots burnished and glistening,
    ready to charge,
A spiked forest of brandished spears,
    lethal on the horizon.
The chariots pour into the streets.
    They fill the public squares,
Flaming like torches in the sun,
    like lightning darting and flashing.
The Assyrian king rallies his men,
    but they stagger and stumble.
They run to the ramparts
    to stem the tide, but it’s too late.
Soldiers pour through the gates.
    The palace is demolished.
Soon it’s all over:
    Nineveh stripped, Nineveh doomed,
Maids and slaves moaning like doves,
    beating their breasts.
Nineveh is a tub
    from which they’ve pulled the plug.
Cries go up, “Do something! Do something!”
    but it’s too late. Nineveh’s soon empty—nothing.
Other cries come: “Plunder the silver!
    Plunder the gold!
A bonanza of plunder!
    Take everything you want!”
Doom! Damnation! Desolation!
    Hearts sink,
    knees fold,
    stomachs retch,
    faces blanch.
So, what happened to the famous
    and fierce Assyrian lion
And all those cute Assyrian cubs?
    To the lion and lioness
Cozy with their cubs,
    fierce and fearless?
To the lion who always returned from the hunt
    with fresh kills for lioness and cubs,
The lion lair heaped with bloody meat,
    blood and bones for the royal lion feast?

13 “Assyria, I’m your enemy,”
    says God-of-the-Angel-Armies.
“I’ll torch your chariots. They’ll go up in smoke.
    ‘Lion Country’ will be strewn with carcasses.
The war business is over—you’re out of work:
    You’ll have no more wars to report,
No more victories to announce.
    You’re out of war work forever.”