Священное Писание (Восточный Перевод)

4 Царств 4

Елисей и бедная вдова

1Жена одного из учеников пророческих просила помощи у Елисея:

– Твой раб, мой муж, умер, и ты знаешь, что он чтил Вечного. А теперь его заимодавец пришёл, чтобы забрать обоих моих мальчиков в рабство.

Елисей ответил ей:

– Как мне помочь тебе? Скажи мне, что у тебя есть дома?

– У твоей рабыни ничего нет, – сказала она, – лишь горшок масла.

Елисей сказал ей:

– Ступай и попроси у соседей пустые сосуды, да набери их побольше. Потом войди и запри за собой и за сыновьями дверь. Наливай масло в сосуды и, наполнив сосуд, отставляй в сторону.

Она пошла и заперла дверь за собой и сыновьями. Они подносили ей сосуды, а она наливала. Когда все сосуды наполнились, она сказала сыну:

– Дай мне ещё один.

Но он ответил:

– Ни одного сосуда больше нет.

И масло перестало течь. Она пошла и рассказала об этом пророку, а он сказал:

– Пойди, продай масло и расплатись с долгами, а на то, что останется, ты с сыновьями сможешь жить.

Елисей и богатая шунемитянка

Однажды Елисей отправился в Шунем. Там жила одна богатая женщина, которая уговорила его остаться поесть. И всякий раз, проходя мимо, он останавливался там поесть. Она сказала мужу:

– Я знаю, что человек, который часто заходит к нам, – это святой пророк. 10 Давай сделаем на крыше маленькую комнату и поставим туда постель, стол, стул и светильник для него. Тогда он сможет останавливаться там всякий раз, когда будет заходить к нам.

11 Однажды, когда Елисей пришёл туда, он поднялся в комнату и лёг. 12 Потом сказал своему слуге Гехази:

– Позови эту шунемитянку.

Он позвал её, и она пришла к нему.

13 Елисей сказал слуге:

– Скажи ей: «Ты так хлопотала ради нас. Что для тебя сделать? Может, замолвить о тебе слово перед царём или начальником войска?»

Она ответила:

– Я живу среди своего народа, мне ничего не нужно.

14 – Что же сделать для неё? – спросил Елисей.

Гехази сказал:

– Да вот, сына у неё нет, а муж уже стар.

15 Тогда Елисей сказал:

– Позови её.

Он позвал её, и она встала в дверях.

16 – В следующем году, приблизительно в это время, – сказал Елисей, – ты будешь держать на руках сына.

– Нет, мой господин, – возразила она, – не обманывай свою рабу, о человек Всевышнего!

17 Но вот, эта женщина забеременела, и в следующем году, приблизительно в то же самое время, родила сына, как и сказал ей Елисей.

Воскрешение сына шунемитянки

18 Ребёнок подрос. Однажды он вышел к отцу, который был со жнецами.

19 – Моя голова! У меня болит голова! – сказал он отцу.

Отец велел слуге:

– Отнеси его к матери.

20 Слуга поднял его и отнёс к матери. Ребёнок сидел у неё на коленях до полудня, а потом умер. 21 Она поднялась и положила его на постель пророка, заперла дверь и вышла. 22 Затем она позвала мужа и сказала:

– Прошу, пошли мне одного из слуг и осла, чтобы мне быстро съездить к пророку и вернуться.

23 – Зачем ходить к нему сегодня? – спросил он. – Сегодня же не праздник Новолуния, не суббота.[a]

– Всё будет хорошо, – ответила она.

24 Она оседлала осла и сказала слуге:

– Веди. Не останавливайся, пока не скажу.

25 И она отправилась в путь и пришла к Елисею на гору Кармил. Увидев её издалека, пророк сказал своему слуге Гехази:

– Смотри! Это шунемитянка! 26 Беги ей навстречу и спроси её: «Здорова ли ты? Здоров ли твой муж? Здоров ли твой ребёнок?»

– Здоровы, – сказала она.

27 Когда же она пришла к пророку на гору, она обняла его ноги. Гехази подошёл, чтобы оттолкнуть её, но пророк сказал:

– Оставь её! Она в большом горе, но Вечный утаил это от меня и не сказал мне.

28 – Разве я просила тебя о сыне, мой господин? – сказала она. – Разве я не говорила тебе: «Не буди во мне надежду?»

29 Елисей сказал Гехази:

– Поторопись, возьми в руку мой посох и беги. Если встретишь кого, не приветствуй, и если кто будет приветствовать тебя, не отвечай. Положи мой посох мальчику на лицо.

30 Но мать ребёнка сказала:

– Верно, как и то, что жив Вечный и жив ты сам, – я не отстану от тебя.

Тогда он поднялся и пошёл за ней.

31 Гехази шёл впереди их и положил посох мальчику на лицо, но в ответ не раздалось ни звука. И Гехази вернулся к Елисею, идущему навстречу к нему, и сказал:

– Мальчик не пробудился.

32 Когда Елисей пришёл в дом, мальчик лежал мёртвым на его постели. 33 Он вошёл, запер за собой дверь и помолился Вечному. 34 После этого он поднялся на постель и лёг на мальчика – рот ко рту, глаза к глазам, руки к рукам. Когда он простёрся над ним, тело мальчика согрелось. 35 Елисей встал, походил по комнате взад и вперёд и, поднявшись на постель, простёрся над ним ещё раз. Мальчик семь раз чихнул и открыл глаза. 36 Елисей позвал Гехази и сказал:

– Позови шунемитянку, – и тот сделал это.

Когда она пришла, он сказал:

– Возьми своего сына.

37 Она вошла, упала ему в ноги и поклонилась до земли. Затем она взяла сына и вышла.

Ядовитая похлёбка

38 Елисей же вернулся в Гилгал. В той области тогда был голод. Однажды, когда ученики пророков слушали Елисея, он сказал слуге:

– Поставь большой котёл и свари для нас похлёбки.

39 Один из них вышел в поле собирать овощи и нашёл вьющееся растение с плодами, похожими на огурцы. Он набрал их полную одежду и, когда вернулся, накрошил их в котёл с похлёбкой, хотя никто не знал, что это такое. 40 Похлёбку разлили для людей, но, начав есть, они закричали:

– Пророк, в котле смерть! – и не стали есть похлёбку.

41 Елисей сказал:

– Принесите муки.

Он бросил её в котёл и сказал:

– Разливай людям, чтобы они ели.

И в котле не осталось ничего вредного.

Насыщение ста человек

42 Из Баал-Шалиши пришёл некий человек, который принёс пророку двадцать ячменных лепёшек, испечённых из зерна первого урожая, и колосья с молодым зерном.

– Отдай людям, пусть едят, – сказал Елисей.

43 – Как же я накормлю этим сто человек? – спросил слуга.

Но Елисей ответил:

– Отдай людям, пусть едят. Ведь так говорит Вечный: «Они наедятся, и ещё останется».

44 Тогда он раздал им, и они ели, и ещё осталось, по слову Вечного.

Notas al pie

  1. 4:23 Праздник Новолуния   – исраильтяне, пользовавшиеся лунным календарём, праздновали начало каждого месяца, которое совпадало с новолунием (см. Чис. 28:11-15). Суббота   – седьмой день недели у иудеев, день, посвящённый Вечному. В этот день, согласно повелению Вечного, исраильский народ должен был отдыхать и совершать ритуальные жертвоприношения (см. Исх. 31:12-17; Чис. 28:9-10).

The Message

2 Kings 4

1One day the wife of a man from the guild of prophets called out to Elisha, “Your servant my husband is dead. You well know what a good man he was, devoted to God. And now the man to whom he was in debt is on his way to collect by taking my two children as slaves.”

Elisha said, “I wonder how I can be of help. Tell me, what do you have in your house?”

“Nothing,” she said. “Well, I do have a little oil.”

3-4 “Here’s what you do,” said Elisha. “Go up and down the street and borrow jugs and bowls from all your neighbors. And not just a few—all you can get. Then come home and lock the door behind you, you and your sons. Pour oil into each container; when each is full, set it aside.”

5-6 She did what he said. She locked the door behind her and her sons; as they brought the containers to her, she filled them. When all the jugs and bowls were full, she said to one of her sons, “Another jug, please.”

He said, “That’s it. There are no more jugs.”

Then the oil stopped.

She went and told the story to the man of God. He said, “Go sell the oil and make good on your debts. Live, both you and your sons, on what’s left.”

One day Elisha passed through Shunem. A leading lady of the town talked him into stopping for a meal. And then it became his custom: Whenever he passed through, he stopped by for a meal.

9-10 “I’m certain,” said the woman to her husband, “that this man who stops by with us all the time is a holy man of God. Why don’t we add on a small room upstairs and furnish it with a bed and desk, chair and lamp, so that when he comes by he can stay with us?”

11 And so it happened that the next time Elisha came by he went to the room and lay down for a nap.

12 Then he said to his servant Gehazi, “Tell the Shunammite woman I want to see her.” He called her and she came to him.

13 Through Gehazi Elisha said, “You’ve gone far beyond the call of duty in taking care of us; what can we do for you? Do you have a request we can bring to the king or to the commander of the army?”

She replied, “Nothing. I’m secure and satisfied in my family.”

14 Elisha conferred with Gehazi: “There’s got to be something we can do for her. But what?”

Gehazi said, “Well, she has no son, and her husband is an old man.”

15 “Call her in,” said Elisha. He called her and she stood at the open door.

16 Elisha said to her, “This time next year you’re going to be nursing an infant son.”

“O my master, O Holy Man,” she said, “don’t play games with me, teasing me with such fantasies!”

17 The woman conceived. A year later, just as Elisha had said, she had a son.

18-19 The child grew up. One day he went to his father, who was working with the harvest hands, complaining, “My head, my head!”

His father ordered a servant, “Carry him to his mother.”

20 The servant took him in his arms and carried him to his mother. He lay on her lap until noon and died.

21 She took him up and laid him on the bed of the man of God, shut him in alone, and left.

22 She then called her husband, “Get me a servant and a donkey so I can go to the Holy Man; I’ll be back as soon as I can.”

23 “But why today? This isn’t a holy day—it’s neither New Moon nor Sabbath.”

She said, “Don’t ask questions; I need to go right now. Trust me.”

24-25 She went ahead and saddled the donkey, ordering her servant, “Take the lead—and go as fast as you can; I’ll tell you if you’re going too fast.” And so off she went. She came to the Holy Man at Mount Carmel.

25-26 The Holy Man, spotting her while she was still a long way off, said to his servant Gehazi, “Look out there; why, it’s the Shunammite woman! Quickly now. Ask her, ‘Is something wrong? Are you all right? Your husband? Your child?’”

She said, “Everything’s fine.”

27 But when she reached the Holy Man at the mountain, she threw herself at his feet and held tightly to him.

Gehazi came up to pull her away, but the Holy Man said, “Leave her alone—can’t you see that she’s in distress? But God hasn’t let me in on why; I’m completely in the dark.”

28 Then she spoke up: “Did I ask for a son, master? Didn’t I tell you, ‘Don’t tease me with false hopes’?”

29 He ordered Gehazi, “Don’t lose a minute—grab my staff and run as fast as you can. If you meet anyone, don’t even take time to greet him, and if anyone greets you, don’t even answer. Lay my staff across the boy’s face.”

30 The boy’s mother said, “As sure as God lives and you live, you’re not leaving me behind.” And so Gehazi let her take the lead, and followed behind.

31 But Gehazi arrived first and laid the staff across the boy’s face. But there was no sound—no sign of life. Gehazi went back to meet Elisha and said, “The boy hasn’t stirred.”

32-35 Elisha entered the house and found the boy stretched out on the bed dead. He went into the room and locked the door—just the two of them in the room—and prayed to God. He then got into bed with the boy and covered him with his body, mouth on mouth, eyes on eyes, hands on hands. As he was stretched out over him like that, the boy’s body became warm. Elisha got up and paced back and forth in the room. Then he went back and stretched himself upon the boy again. The boy started sneezing—seven times he sneezed!—and opened his eyes.

36 He called Gehazi and said, “Get the Shunammite woman in here!” He called her and she came in.

Elisha said, “Embrace your son!”

37 She fell at Elisha’s feet, face to the ground in reverent awe. Then she embraced her son and went out with him.

38 Elisha went back down to Gilgal. There was a famine there. While he was consulting with the guild of prophets, he told his servant, “Put a large pot on the fire and cook up some stew for the prophets.”

39-40 One of the men went out into the field to get some herbs; he came across a wild vine and picked gourds from it, filling his gunnysack. He brought them back, sliced them up, and put them in the stew, even though no one knew what kind of plant it was. The stew was then served up for the men to eat. They started to eat, and then exclaimed, “Death in the pot, O man of God! Death in the pot!” Nobody could eat it.

Elisha ordered, “Get me some meal.” Then he sprinkled it into the stew pot.

41 “Now serve it up to the men,” he said. They ate it, and it was just fine—nothing wrong with that stew!

42 One day a man arrived from Baal Shalishah. He brought the man of God twenty loaves of fresh-baked bread from the early harvest, along with a few apples from the orchard.

Elisha said, “Pass it around to the people to eat.”

43 His servant said, “For a hundred men? There’s not nearly enough!”

Elisha said, “Just go ahead and do it. God says there’s plenty.”

44 And sure enough, there was. He passed around what he had—they not only ate, but had leftovers.