Священное Писание

Закария 1:1-21

Призыв к покаянию

1В восьмом месяце второго года правления Дария1:1 Дарий I Великий (Гистасп) правил Персидской империей с 522 по 486 гг. до н. э. (в середине осени 520 г. до н. э.) было слово Вечного1:1 Вечный – на языке оригинала: «Яхве». Под этим именем Всевышний открылся Мусе и народу Исраила (см. Исх. 3:13-15). См. пояснительный словарь. к пророку Закарии, сыну Берехии, внуку Иддо:

2– Вечный сильно прогневался на ваших предков. 3Скажи же народу: Так говорит Вечный, Повелитель Сил: «Вернитесь ко Мне, – возвещает Вечный, Повелитель Сил, – и Я вернусь к вам, – говорит Вечный, Повелитель Сил. – 4Не будьте как ваши предки, к которым взывали прежние пророки, говоря: „Так говорит Вечный, Повелитель Сил: Оставьте свои злые пути и скверные обычаи“, а они не слушали и не внимали Мне, – возвещает Вечный. – 5Где теперь ваши предки? И разве вечно живут пророки? 6Но Мои слова и установления, которые Я вручил Моим рабам пророкам, разве не исполнились они над вашими предками? Они тогда покаялись и сказали: „Вечный, Повелитель Сил, поступил с нами так, как мы заслужили своими путями и делами, – как Он определил, так и поступил“».

Первое видение: всадник среди миртовых деревьев

7В двадцать четвёртый день одиннадцатого месяца, месяца шевата, на втором году правления Дария (15 февраля 519 г. до н. э.), было слово Вечного к пророку Закарии, сыну Берехии, внуку Иддо.

8Ночью мне было видение: смотрю, передо мной Некто на рыжем коне. Он стоял среди миртов1:8 Мирт – южное вечнозелёное дерево или кустарник с белыми душистыми цветками., что в горной долине; позади Него – всадники на рыжем, гнедом и белом конях.

9Я спросил:

– Что это значит, мой Господин?

И Ангел, Который говорил со мной, ответил:

– Я покажу тебе, что это значит.

10Тот, Кто стоял среди миртов, объяснил:

– Это те, кого Вечный послал пройти по земле дозором.

11И они сказали Ангелу Вечного1:11 Ангел Вечного – этот особенный ангел отождествляется с Самим Вечным. Многие толкователи видят в Нём явления Исы Масиха до Его воплощения. По всей вероятности, Ангел, Который говорил с Закарией (ст. 9), и Ангел Вечного, сидевший на рыжем коне среди миртов (ст. 8, 10 и 11), – это одна и та же личность, хотя в этом нет полной уверенности., Который стоял среди миртов:

– Мы прошли по земле дозором – на всей земле покой и мир.

12Тогда Ангел Вечного сказал:

– О Вечный, Повелитель Сил, до каких пор Ты будешь отказывать в милости Иерусалиму и городам Иудеи, на которые Ты гневаешься вот уже семьдесят лет?

13И Вечный отвечал добрыми и утешительными словами Ангелу, говорившему со мной.

14Тогда Ангел, Который говорил со мной, сказал мне:

– Вот что ты должен возвестить: «Так говорит Вечный, Повелитель Сил: Крепко возревновал Я об Иерусалиме и Сионе, 15а на народы, живущие в покое, Я страшно разгневан. Тогда как Я лишь немного гневался на Мой народ, они без меры обрушили на него бедствие. 16Поэтому так говорит Вечный: Я вернусь в Иерусалим с состраданием, и Мой дом там будет отстроен, – возвещает Вечный, Повелитель Сил, – и протянется над Иерусалимом землемерная нить»1:16 Землемерная нить – символ восстановления Иерусалима в пророчестве Иеремии (см. Иер. 31:38-40).. 17Ещё провозгласи: «Так говорит Вечный, Повелитель Сил: Снова переполнятся изобилием Мои города, и вновь Вечный утешит Сион и изберёт Иерусалим».

Второе видение: четыре рога и четверо ремесленников

18Я поднял глаза и вижу: передо мной четыре рога. 19Я спросил Ангела, Который говорил со мной:

– Что это?

Он ответил:

– Эти рога – сила народов, которая разметала Иудею, Исраил и Иерусалим.

20Затем Вечный показал мне четверых кузнецов. 21Я спросил:

– Что они собираются делать?

Он ответил:

– Этими рогами народы разметали Иудею так, что никто не мог поднять своей головы, а кузнецы пришли нагнать на них страх и сбить им рога, которые они подняли против земли Иудеи, чтобы разметать её народ.

Bíbélì Mímọ́ Yorùbá Òde Òn

Sekariah 1:1-21

Ìpè láti padà sí ọ̀dọ̀ Ọlọ́run

1Ní oṣù kẹjọ ọdún kejì ọba Dariusi, ọ̀rọ̀ Olúwa tọ wòlíì Sekariah ọmọ Berekiah, ọmọ Iddo pé:

2Olúwa ti bínú sí àwọn baba ńlá yín. 3Nítorí náà sọ fún àwọn ènìyàn: Èyí ni ohun tí Olúwa àwọn ọmọ-ogun wí: ‘Ẹ padà sí Ọ̀dọ̀ mi,’ Báyìí ní Olúwa àwọn ọmọ-ogun wí, ‘èmi náà yóò sì padà sí ọ̀dọ̀ yín,’ ni Olúwa àwọn ọmọ-ogun wí. 4Ẹ má dàbí àwọn baba yín, àwọn tí àwọn wòlíì ìṣáájú ti ké sí wí pé: Báyìí ní Olúwa àwọn ọmọ-ogun wí: ‘Ẹ yípadà nísinsin yìí kúrò ní ọ̀nà búburú yín,’ àti kúrò nínú ìwà búburú yín; ṣùgbọ́n wọn kò gbọ́, bẹ́ẹ̀ ni wọn kò fetí sí ti èmi, ni Olúwa wí. 5Àwọn baba yín, níbo ni wọ́n wà? Àti àwọn wòlíì, wọ́n ha wà títí ayé? 6Ṣùgbọ́n ọ̀rọ̀ mi àti ìlànà mi, ti mo pa ní àṣẹ fún àwọn ìránṣẹ́ mi wòlíì, kò ha tún bá àwọn baba yín?

“Wọ́n sì padà wọ́n wí pé, ‘Gẹ́gẹ́ bí Olúwa àwọn ọmọ-ogun ti rò láti ṣe sí wa, gẹ́gẹ́ bi ọ̀nà wa, àti gẹ́gẹ́ bí ìṣe wa, bẹ́ẹ̀ ní o ti ṣe sí wa.’ ”

Ènìyàn láàrín àwọn igi miritili

7Ní ọjọ́ kẹrìnlélógún oṣù kọkànlá, tí ó jẹ́, oṣù Sebati, ní ọdún kejì Dariusi, ni ọ̀rọ̀ Olúwa tọ wòlíì Sekariah, ọmọ Bẹrẹkiah ọmọ Iddo wá, pé.

8Mo rí ìran kan ni òru, si wò ó, ọkùnrin kan ń gun ẹṣin pupa kan, òun sì dúró láàrín àwọn igi maritili tí ó wà ní ibi òòji; lẹ́yìn rẹ̀ sì ni ẹṣin pupa, adíkálà, àti funfun gbé wà.

9Nígbà náà ni mo wí pé, “Kí ni wọ̀nyí olúwa mi?”

Angẹli tí ń ba mi sọ̀rọ̀ sì wí fún mi pé, “Èmi ó fi ohun tí àwọn wọ̀nyí jẹ́ hàn ọ́.”

10Ọkùnrin tí ó dúró láàrín àwọn igi maritili sì dáhùn ó sì wí pé, “Wọ̀nyí ní àwọn tí Olúwa ti rán láti máa rìn sókè sódò ni ayé.”

11Wọ́n si dá angẹli Olúwa tí ó dúró láàrín àwọn igi maritili náà lóhùn pé, “Àwa ti rìn sókè sódò já ayé, àwa sí ti rí i pé gbogbo ayé wà ní ìsinmi àti àlàáfíà.”

12Nígbà náà ni angẹli Olúwa náà dáhùn ó sì wí pé, “Olúwa àwọn ọmọ-ogun, yóò ti pẹ́ tó tí ìwọ kì yóò fi ṣàánú fún Jerusalẹmu, àti fún àwọn ìlú ńlá Juda, ti ìwọ ti bínú sí ni àádọ́rin ọdún wọ̀nyí?” 13Olúwa sì fi ọ̀rọ̀ rere àti ọ̀rọ̀ ìtùnú dá angẹli tí ń bá mi sọ̀rọ̀ lóhùn.

14Angẹli ti ń bá mi sọ̀rọ̀ sì wí fún mi pé, “Ìwọ kígbe wí pé: Báyìí ni Olúwa àwọn ọmọ-ogun wí: ‘Èmi ń fi ìjowú ńlá jowú fún Jerusalẹmu àti fún Sioni. 15Èmi sì bínú púpọ̀púpọ̀ si àwọn orílẹ̀-èdè tí ó rò wí pé òun ní ààbò. Nítorí nígbà tí mo bínú díẹ̀, wọ́n ran ìparun lọ́wọ́ láti tẹ̀síwájú.’

16“Nítorí náà, báyìí ni Olúwa wí: ‘Mo padà tọ Jerusalẹmu wá pẹ̀lú àánú; ni Olúwa àwọn ọmọ-ogun wí, a ó kọ́ ilé mi sínú rẹ̀, a o sí ta okùn ìwọ̀n kan jáde sórí Jerusalẹmu.’

17“Máa ké síbẹ̀ pé: Báyìí ni Olúwa àwọn ọmọ-ogun wí: ‘A o máa fi ìre kún ìlú ńlá mi síbẹ̀; Olúwa yóò sì máa tu Sioni nínú síbẹ̀, yóò sì yan Jerusalẹmu síbẹ̀.’ ”

Ìwo mẹ́rin àti alágbẹ̀dẹ mẹ́rin

18Mo si gbé ojú sókè, mo sì rí, sì kíyèsi i, ìwo mẹ́rin. 19Mo sì sọ fún angẹli tí ó ń bá mi sọ̀rọ̀ pé, “Kí ni nǹkan wọ̀nyí?”

Ó si dà mí lóhùn pé, “Àwọn ìwo wọ̀nyí ni ó tí tú Juda, Israẹli, àti Jerusalẹmu ká.”

20Olúwa sì fi alágbẹ̀dẹ mẹ́rin kan hàn mí. 21Nígbà náà ni mo wí pé, “Kí ni àwọn wọ̀nyí wá ṣe?”

O sì sọ wí pé, “Àwọn wọ̀nyí ni ìwo tí ó ti tú Juda ká, tó bẹ́ẹ̀ tí ẹnikẹ́ni kò fi gbé orí rẹ̀ sókè? Ṣùgbọ́n àwọn wọ̀nyí wá láti dẹ́rùbà wọ́n, láti lé ìwo àwọn orílẹ̀-èdè jáde, ti wọ́n gbé ìwo wọn sórí ilẹ̀ Juda láti tú ènìyàn rẹ̀ ká.”